Что скрывает BombilaGram. Влад Каталымов об альтернативных способах заработка и маленьких радостях | Дарья Рыкова

Что скрывает BombilaGram. Влад Каталымов об альтернативных способах заработка и маленьких радостях

Рубрики:
Бизнес в городе У.,  Интервью

Так получилось, что это интервью можно считать «заказным». О Владе Каталымове мне рассказал архитектор Михаил Капитонов, я сразу заинтересовалась им и договорилась о встрече. На интервью я ехала с молодым таксистом, который работает в той же службе, что и Влад. «Много ли зарабатываете?» — спросила я его. «Вообще-то я веду новости на «Репортёре», — сказал он. — Но на жизнь могу заработать только в такси».

Примерно так же рассуждает и Влад, которому 24 года. Он мог бы сделать неплохую карьеру в ульяновских СМИ или рекламных агентствах, а между тем вот уже пять лет «бомбит» — и ведёт соответствующий telegram-канал BombilaGram. Два часа общения пролетели как одна минута, и это, по моему опыту, большая редкость.

«Бегать с диктофоном за губернатором, а потом копировать пресс-релиз — это не для меня!»

— Быть таксистом — это вынужденная мера для вас? Не совсем понятно, что именно заставляет идти в этот сервис.

— Меня постоянно спрашивают: что, жизнь заставила? Мне кажется, те, кого «жизнь не заставила», выкладывают в инстаграме красивые фоточки из бесконечных отпусков. Жизнь всех заставляет работать на разных работах, как уж складываются обстоятельства. Я пока не до конца осознал, устраивает ли меня это. Я был журналистом, был маркетологом, а сейчас — таксист…

— Почему вы ушли из журналистики? Я так понимаю, слог у вас хороший, писать вы можете, а таких нам всегда не хватает…

— Не могу сказать, что мне не нравится писать. Я сначала работал в газете при региональном Минсельхозе, и в один прекрасный день нам сказали: ребята, расходитесь, мы закрываемся. После этого я прибивался по знакомым, это всё было интересно, но крайне нестабильно. Когда пишешь то, что тебе нравится, не получаешь много денег. У нас были проекты, когда мы что-то писали, а потом — по накатанному — приезжали иностранные журналисты и удавалось с ними поработать. А не вот это местечковое, когда 15 человек с диктофоном бегут за губернатором, а потом копируют один пресс-релиз и его выставляют… Мне кажется, что на то, что мне интересно, спроса в Ульяновске нет, а для федерального уровня я, наверное, слишком ленивый. То, что хочу видеть в СМИ я и ещё несколько человек, это не то, что надо всем. Поэтому все интересные инфоповоды в Ульяновске — это Шурыгина, червяки и тому подобное (Диана Шурыгина стала героиней многочисленных СМИ регионального и федерального уровня в 2017 году, когда её якобы изнасиловали на вписке; «червяки» — имеется в виду скандал с курсантами Суворовского училища, зараженными эхинококкозом, разгоревшийся в феврале 2019 года — прим. ред.), а про изобретателей и научные открытия читать мало кому хочется.

Фото: Мария Цуман

«В такси много опасностей и мало гарантий»

— Сколько вы в такси работаете?

— Если считать все подработки, получается пять лет. Специально для этого я покупал последние две машины, сейчас у меня Kia Rio. Конечно, её бывает жалко, но куда деваться.

— Что самое страшное для того, кто возит людей в Ульяновске, — дороги, пассажиры, конкуренты?

— Страшно одновременно и всё, и ничего. Это могут быть опасные пассажиры, угоны, только за этот начавшийся год машины у таксистов угоняли раз десять! Начали нападать на таксистов. Как-то до определённого момента нападений стало меньше — таксисты начали мало зарабатывать, и на них стало неинтересно нападать. А сейчас массовый психоз — нападают не ради наживы, а просто так. Страшны и аварии, которые часто случаются в городе, от этого никто не застрахован. Когда таксист попадает в ДТП — это крах, ведь нужны деньги на ремонт, а достать их неоткуда, потому что единственный источник дохода — автомобиль. Страшна и экономическая сторона: некоторые таксисты живут одним днём, 300 рублей заработали с клиента, и больше у них денег нет. Элементарный прокол колеса — и они окажутся у разбитого корыта. Конечно, это больше зависит от образа жизни, но в нашей профессии, когда нет гарантий, водитель сам за всё отвечает.

— У вас получается откладывать деньги?

— Да. Хотя, с одной стороны, я думаю: денег отложил. А с другой, понимаю, что потрачу их на новую машину. Говорить о том, что я большие деньги накопил, пока нельзя, я их трачу на средства производства, на бензин, обслуживание автомобиля…

— Таксист должен быть хорошим психологом. Какие пассажиры вам нравятся, а какие — раздражают?

— Нравятся те, кто молча сел и доехал. Есть такое убеждение, что таксисты любят поболтать, но я в это не верю. Один раз вёз трёх разговорчивых пассажиров подряд, у меня горло потом болело два дня, я не мог разговаривать. Идеальный пассажир — этот тот, кто сел сзади справа, уткнулся в телефон, а потом говорит, что во двор заезжать не надо. То, что раздражает, очень зависит от настроения. Если брать эконом-класс, есть люди, которые дорвались до такси в последние годы, когда цены на всё выросли, а на такси — не очень. Они чувствуют свою власть, гуляют на всю катушку, на все 69 рублей! (улыбается) Они диктуют свои требования, не пристёгивают ремень, ругаются матом, пытаются курить и пить. Это раздражает.

— Наверное, есть и постоянные клиенты?

— У меня много таких, наверное, поэтому я и могу сейчас в такси выживать. Когда я начинал, в 18 лет, жил с родителями, у меня были меньшие затраты. Сейчас мне бы было тяжелее начинать работать в такси, чтобы свести концы с концами. Постоянных клиентов у меня много на междугородних поездках, некоторые компании просят возить своих сотрудников. Они знают, что я за полчаса до поездки не отменю её, что поеду в любом случае или найду замену. Два года назад я три месяца вообще ни с какими службами такси не работал, сотрудничал только со своими клиентами, мне на жизнь хватало более чем. Такие, кто постоянно ко мне обращается, уверены, что я дёшево работаю, хотя случайные пассажиры могут сказать, что это дорого. Я дешевле не делаю, потому что за пять лет я получил определённый опыт. Кто-то считает: я буду брать дёшево, так у меня появится много клиентов… По опыту, такие держатся месяца два, а потом звонят мне с трассы, когда у них сломалась машина, денег на ремонт нет, а пассажиров надо везти. Я помогаю, но беру больше.

«В Ульяновске француженки визжат от восторга»

— Буквально два года назад к нам в Ульяновск пришли сетевые агрегаторы такси. Что изменилось с тех пор?

— «Яндекс. Такси» пришли два года назад, а до этого были Maxim и «Везёт». Года четыре назад у них был более высокий сегмент, Maxim тогда была одна из самых дорогих служб в городе, там не было никаких «Жигулей», в основном, работали иномарки. Сейчас это самый низкий сегмент, работают чуть ли не «шестёрки», и то приезжают не всегда. Полностью поменялась политика компании. Они решили стать самыми дешёвыми, и это понятно, потому что компании, выходящие на рынок такси, своих расходов практически не несут. Единственное, это расходы на рекламу. Стоимость поездки на них особо не влияет, важно количество. Если цена поездки вырастет, то ездить станут меньше, а компания в этом не заинтересована. Все стараются продвигать идею дешёвого такси, потому что оно массовое. С тех пор, как пришли агрегаторы, на рынке такси стало много водителей-непрофессионалов. Это произошло, так как стало много арендных машин. Если ты берёшь машину в аренду у компании, значит, не можешь приобрести собственную даже в кредит, а это очень многое говорит о человеке. Это люди, которые «дружат» с алкоголем, с наркотиками, ребята с жизненными проблемами. Вторая категория, которой не дают кредит, — очень молодые парни. Я сам, конечно, начинал в 18 лет, мне ли судить. Но здесь возникает проблема, что молодому водителю приходится сразу садиться за руль и работать много, а у него нет опыта вождения. Ещё есть категория водителей, которые не знают города. За быстрыми заработками приезжают жители деревень, где работы нет, и получается, что они не справляются. У меня самого был случай, когда я вызвал такси от УлГУ до ЦУМа, и таксист не знал, как найти ЦУМ. Это реальная проблема, потому что несколько дней назад у «Яндекса» несколько часов не работал навигатор и люди не знали, как куда доехать. Я сейчас работаю с компанией более высокого уровня, там пассажиры вызывают машину и могут попросить отвезти за кофе или в химчистку. Водитель должен быстро сориентироваться, ехать без навигатора по всем адресам: важно сразу начать поездку, а не копаться в телефоне.

— Наверняка приходится работать с приезжими людьми. Что они говорят про Ульяновск?

— Что интересно, в отличие от ульяновцев, приезжим город очень нравится. Сейчас я вожу много французов, они восхищаются городом, особенно когда мы едем по Гончарова до «Хилтона». Они смотрят, как украшен город зимой, их умиляют снеговички, девушки даже визжат от восторга, просят остановиться, чтобы выйти и сфотографировать. При этом сами ульяновцы садятся в машину и начинают: что за дебильные фонарики, неужели не могли сделать красивее… Я сам на стороне иногородних людей. Мне часто приходилось ездить в другие города, и я могу сравнивать. Я недели полторы, наверное, проработал в такси в Самаре и думал, что там вместе с машиной в какой-нибудь яме похоронюсь. Там хорошие две дороги, по которым мы из Ульяновска въезжаем, а всё, что в сторону уходит, — это просто луна! (смеётся) И про Казань многие говорят, что там хорошие дороги. Да, они там хорошие, но небольшие дороги совсем не чистят, заехать куда-то в переулки проблематично. И это ещё мы сравниваем с миллионниками, а ведь много городов, где ситуация гораздо хуже, чем в Ульяновске. Наверное, ульяновцы считают, что у нас такой плохой город, потому что рядом – Казань и Самара.

— Переезжать, я так понимаю, не планируете?

— Нет, у меня здесь всё есть, свои постоянные клиенты, я знаю город, понимаю, где что можно дешевле купить, как интересно время провести. А в других городах придётся начинать с чистого листа. Элементарно, если брать работу в такси, я подсчитывал, в Ульяновске я могу заработать столько же, сколько получал бы в Москве, минусуя аренду жилья.

Фото: Мария Цуман

«Иногда я ночами не могу спать, думая, что Россия катится в пропасть»

— Вы же увлекаетесь политикой?

— Я раньше увлекался, но с возрастом это прошло. Я люблю давать свою оценку политическим событиям где-нибудь в фейсбуке, но всерьёз заниматься не хочу. Если говорить о будущем, боюсь, что возможна война. Я не утверждаю, что она будет, но иногда мне страшно засыпать с этой мыслью. Даже если брать экономику, понятно, что страна катится вниз, но, на мой взгляд, должны возникнуть перемены. Они, кстати, тоже могут быть тяжёлыми. Это тоже в каком-то смысле война.

— Мы постоянно отслеживаем новости, и уже с начала этого года можно сказать, что увеличилось количество преступлений «по бедности»: воруют соленья, картошку, кофе…

— Кофе, кстати, часто воруют из магазина, потом вызывают такси и пытаются этим кофе расплатиться. Что украли, тем и расплачиваются, — таких случаев множество. У меня мама работает в ломбарде, туда люди идут из соседнего супермаркета и начинают продавать то, что украли. Всем очевидно, что гопник с УЗТС не будет продавать серьёзно кофе! Недавно один пассажир хвалился тем, что познакомился с девушкой, которая перекупает у местной шпаны украденный из магазинов алкоголь. И там просто такие масштабы, что она чуть ли не оптом продаёт. И для людей это повод для гордости!

— Если вернуться к теме политики… Вот вы поработали в Минсельхозе, что узнали о наших чиновниках?

— Я не могу говорить плохо про своих клиентов (смеётся). Но там всё очень сложно. Из того, что я видел в Минсельхозе, есть определённая бюрократия, не позволяющая чиновникам работать хорошо, даже когда они этого хотят. Есть грантовые конкурсы, где процентов на 70 участвуют организации, которые не производят вообще ничего. Они заточены специально под гранты, и по бумажкам не только многое производят, но и приведут нашу страну к расцвету. Есть много других организаций с большим потенциалом, где работают отличные специалисты, но в грантовых конкурсах принять участие они не могут. В итоге получается, что деньги, которые выделяются, идут совсем не туда.

— Но ведь есть же тип чиновника – кто-то может быть чиновником, а кто-то – нет. Тот, кто попадает в эту обойму, не уходит оттуда никогда, сколько бы его не переставляли с должности на должность…

— Довольно серьёзные ульяновские чиновники в общении показались мне совсем не чиновниками! Я их даже спрашивал: вы же могли бы что-то создавать, изобретать, лечить людей, почему вы стали чиновником… За них даже обидно бывает. А вот те, кто «чиновник-чиновник», занимают средние позиции, их немного на руководящих должностях. И вот они никем не могут быть, кроме как вертеться в бюрократическом аппарате. Если говорить о чиновничьих проектах, типа «Ульяновск – столица всего», мне немного обидно за «авиационную столицу». Город действительно серьёзно занят в авиации: у нас есть авиазаводы, которых больше нет нигде в России, как бы над ним ни смеялись, у нас есть «Восточный» аэропорт, где могут посадить шаттлы! Да, «авиационная столица» звучит смешно, когда самолёты летают только в Москву. Мне интересна тема авиации, в какой-то момент, лет в 12, я мечтал стать пилотом, но не стал им… Недавно один пилот сказал мне, что мы коллеги, потому что оба летаем – только он по небу, а я по земле.

«Зарплата таксиста? 65 тысяч максимум!»

— Кстати, какая самая большая скорость, которую вы можете себе позволить на машине?

— Я медленно езжу. Автомобиль у меня комфортно себя чувствует на 100, максимум 120 км/ч. Когда езжу по трассе, это 90-100 км/ч, в городе езжу быстрее, чем средний поток. Я понял, что могу ехать быстро по знакомым улицам: я знаю, какой высоты каждый сугроб, с какого расстояния я увижу за ним человека, где яма, как её объехать. По трассе я еду медленнее, чем остальные, из экономических соображений: на скорости около 80 км/ч автомобиль потребляет меньше всего топлива. Бывало, что я разгонялся до 170 км/ч, но это были отдельные участки дороги, на которых я был на 100 процентов уверен, что там не будет других автомобилей, выбегающих собак, коров или людей. Сейчас у меня Kia Rio, но планирую поменять её, перейти в сторону бизнес-класса, приобрести Toyota Camry, например. Но это дорого и не так выгодно, скорее, полезно для психики. Экономически же обоснованно ездить максимум на «Ладе Гранте». В массовом сегменте у таксистов заработки примерно одинаковые, вне зависимости от марки машины, на обслуживание же приходится тратить разные суммы. А чаевые за то, что за тобой приехала иномарка, у нас не дают! У меня самого сначала была иномарка, потом – отечественная машина. И вот когда я на неё пересел, чаевых стали давать больше. Раньше на меня смотрели: какой-то молодой и на иномарке, наверное, зажравшийся мажор, ему деньги не нужны, лучше его кинуть. А вот на отечественной стал приезжать – сразу «наш пацан». Хотя она и стоила мне вдвое дороже, чем иномарка.

— Сколько в среднем в месяц может заработать таксист в Ульяновске?

— Это субъективно. Например, зависит от времени, в которое работает таксист. В прошлом году я вставал в 4 утра, к 6 ехал в дальний район и уже к 9 я зарабатывал столько же, сколько «неутренний» таксист заработает за полный день. И по моим наблюдениям, у таксистов, которые работают по утрам, машины дороже, чем у тех, кто возит пассажиров днём. Заработок у нас нестабильный: то густо, то пусто. Бывает, что вообще ничего за месяц не заработал, а максимум – 60-65 тысяч рублей. Но это в том случае, если я вожу иностранцев, во время чемпионата мира по футболу и других заметных событий.

Фото: Мария Цуман

«Яжмать» может ударить сумкой, «яжотец» покрупнее, он может припечатать ай-ай как!»

— Одна из проблем, с которыми я, как и многие родители, сталкиваюсь: в «Яндексе» невозможно вызвать такси с детским креслом. Чтобы быстро уехать, мне приходится не сообщать, что я буду с ребёнком, а это грозит штрафом…

— Страшнее не штраф, а то, что может случиться ДТП. Мне многие говорят: я пристегнусь, а то штраф. Надо бояться более серьёзных последствий. Я обычно вожу кресло в багажнике, потому что считаю, что салон должен быть свободным. Я года полтора назад купил детское кресло для своих постоянных клиентов, а сейчас выяснил, что есть проблема: я получаю заказы, которые мне не выгодны. Куда едут с детьми? До ближайшей поликлиники, до детского сада, это те места, откуда потом сложно уехать. Получается, что я меньше зарабатываю. Наверное, поэтому меньше водителей соглашаются возить детей. Это более затратно по времени: посадить ребёнка в кресло, потом нужно протереть сиденье, которое может быть испачкано… Чаевые с этого заказа сложно получить – люди считают такую поездку обыденной.

— Ну и такая категория, как «яжматери», наверное, портит кровь…

— «Яжотцы» намного хуже, чем «яжматери» (улыбается). Это просто ужас. У меня с «яжотцами» доходило до драк. Один раз такой отец хотел высунуть ребёнка в окно, когда мы ехали по довольно скоростной улице, видимо, хотел, чтобы он порезвился на ветру. «Яжмать» может ударить сумкой, но тяжёлых последствий от этого не будет, «яжотец», как правило, покрупнее, он может припечатать ай-ай как. У меня один раз был конфликт в северной части города из-за того, что я хотел посадить ребёнка в детское кресло, хотя заказ был без него. А родители стали убеждать меня, что они против детских кресел и так никогда не ездят. Я сказал: либо в кресле, либо никак. Мать вроде бы согласилась, я стал сажать ребёнка, и меня сзади мужик просто припечатал палкой.

— Это же абсурдно! Я не могу понять, что у них в голове.

— На самом деле, такие ситуации бывают часто. Ведь за детское кресло не требуется доплаты, а родители просто против кресла. Приводят такие аргументы, что у них ребёнок будет орать. Я запомнил один случай: ехать нужно было из Нового города, с Врача Сурова, до Ишеевки или Лаишевки. Поездка минимум на час – полтора. Детское кресло не было указано, но я им предложил его. Родители стали говорить, что ребёнок будет плакать… Мне всё же удалось их переубедить. Всю дорогу на переднем сидении сидел отец с озлобленным видом и ждал, когда же ребёнок заорёт. А он, такой гад, ни разу не закричал. За полтора года ни один ребёнок не плакал, наоборот, им нравится синенькое кресло, как в спортивной машине.

Фото: Мария Цуман

«Беспилотное такси в Ульяновске уже есть – это паровозик из «Винновской рощи»

— Кому, на ваш взгляд, нельзя приходить в эту профессию никогда?

— На самом деле, много кому. Вспыльчивым людям нельзя, они не заработают ничего. Людям, у которых нет предпринимательской мысли в голове. Ведь сейчас работа в такси, как бы уныло она ни выглядела, это бизнес. Нужно считать доходы, расходы, распределять их, это целая бухгалтерия. Если работать официально, там будет реальная бухгалтерия, которую ещё не каждый бухгалтер потянет. Кассы должны скоро ввести, 1 июля, но пока обсуждают, может быть, ещё перенесут. Но это такая история: тому же «Яндексу»  разрешили, чтобы водители работали без касс. Якобы «Яндекс. Такси» предоставляет электронный чек за поездку, но этот чек не принимают серьёзные компании, потому что ООО «Яндекс. Такси» не имеет права перевозить пассажиров, они занимаются только информационными услугами. Все компании такси, кстати, зарегистрированы как «информационные услуги», это освобождает их от ответственности. Если с пассажиром что-то случится, от них ничего не добьёшься. По системе, пассажир, заказавший такси, приравнивается к товару, который продают водителю, то есть продают по факту информацию о нём. Даже в рекламе у них говорится не про заказ такси, они говорят «поможем заказать такси». Кому ещё нельзя быть таксистом? Мне нельзя, потому что я очкарик и выгляжу молодо (улыбается). Людям, которые готовы на любую работу, тоже не стоит работать в такси. Если ты готов ездить по закладкам с наркоманами, это очень опасно, потому что когда поймают, ты не докажешь, что не сообщник.

— А как распознать, что пассажира лучше не брать? Не видно же его сразу.

— Водитель может отказаться брать пассажира, это законно. А с опытом уже знаешь адреса, где могут быть наркоманы, поэтому я выступал против того, когда «Яндекс» убрал информацию о том, куда поедет пассажир. Есть такие заказы: туда и обратно. Это в лучшем случае за водкой, но чаще – за закладками. Закладки они ищут под землёй, человек весь в грязи, после него не хочется возить других людей, ведь это могут быть девушки в красивых платьях, которые едут в ресторан.

— Как вы думаете, появятся ли в ближайшее время беспилотные такси? Роботы разве не смогут возить пассажиров?

— В ближайшее время – нет. По той же причине, по какой сейчас нет настоящих таксопарков с автомобилями, диспетчерами и зарплатами. Их невыгодно содержать. А роботы не такие дебилы, как люди. Технологии должны ещё развиваться и дешеветь, пока и навигационные системы работают слабо. Это ошибочное мнение, что можно по навигатору везде доехать. Попробуйте сориентироваться в Мостовой или в пригороде, я посмотрю, как вы справитесь. И воспитание наших людей оставляет желать лучшего: чтобы можно было сесть в такси и не испачкаться. Очень часто таксистам оставляют мусор, и как вы поедете, если машина будет забита мусором. Сами технологии стоят дороже, чем человеческий труд. Я видел беспилотное такси в «Иннополисе», куда приезжал на заказ. Почему-то беспилотное такси на заказ не поехало! Оно бы в аэропорт не доехало, оно по кругу катается в «Иннополисе». И чем это отличается от паровозика в «Винновской роще»? Какая в этом инновация? До беспилотных такси ещё очень далеко, лет 30, не меньше. Людям пока нужен человек за рулём, которому они могут доверять, который элементарно знает, где ночью купить водку…

— То есть нужно такими знаниями обладать?

— Конечно. Без этого никак ночью, это каждый второй заказ. В каждом районе есть такой магазин, где можно купить недорого. Адреса раскрывать не будем, это обычно криминальные районы. Так, в каждом районе города есть места, куда лучше не ездить. Я вырос в центре, и меня раньше очень удивляло: приезжаешь в криминогенный район, и там есть отдельные дома, где живут адекватные люди, которые ездят в приличные места и хорошо платят. Куда лучше не ездить? В Вырыпаевку, УКСМ, в Мостовую. На севере есть спальный район «Репино», если туда в пять вечера приехать, то оттуда до утра не уедешь. Я как-то вёз таксиста из Европы, он очень удивился, что мы работаем в час пик. У них такси используют, только чтобы поехать в аэропорт, на вокзал, для переезда, или туристы ездят. То, что люди могут ехать на работу на такси, для них нонсенс. Это либо мегаэлита, либо инвалид, которому тяжело на транспорте ехать. А в Ульяновске может продавщица из «Пятёрочки» спокойно ехать на работу на такси.

«Социальное такси у нас возит чиновников, а инвалиды платят за такси сами»

— Часто ли бывают случаи, когда едут инвалиды? (о том, как дело обстоит с этой категорией людей в Ульяновске, можно прочитать здесь — прим. ред.).

— Часто. У нас социальное такси в основном возит чиновников. Где-нибудь во Дворце пионеров совещание проходит, а ты мимо этого места везёшь инвалида. А возле Дворца пионеров стоит несколько социальных такси, которые инвалид никогда себе позволить не может. Или его нужно заказать за месяц, чтобы элементарно съездить в поликлинику. Я обычно колясочников вожу, но водители разные бывают. И, возможно, по этой причине, инвалиды стараются вызывать такси комфорт-класса, где их хотя бы не будут оскорблять. У меня была классная история: приезжаю на заказ, смог встать за большим внедорожником, девушка из подъезда выходит, начинает мне звонить, спрашивать, почему она меня не видит. Я ей объясняю, как меня найти, она истерично кричит… И тут же был следующий заказ. Я приезжаю, стоит парень, слышит звук двигателя, я вижу, что он с белой тростью. Он услышал, что машина остановилась, пошёл к тому месту, где ему надо сесть, нащупал зеркало, сам открыл дверцу и сел. Я подумал, что не те люди у нас инвалидами зовутся, потому что зачастую незрячие люди видят гораздо больше, чем зрячие.

— Если заглядывать на 10-15 лет вперёд, кем вы себя видите? Так и будете таксистом?

— Я всегда очень серьёзно задумывался о собственном деле, не связанном с такси. У меня уже есть наработки в некоторых направлениях, я иногда пишу статьи, летом учусь заниматься сваркой, это более прибыльно. А пока моя работа с постоянными клиентами меня устраивает. Я думаю, если за пять лет и сумел хорошую базу создать, то через 10 лет смогу работать уже с другим классом автомобиля. Но то, что водители очень много получают, повторюсь, это миф. Несколько лет назад, ещё до «Яндекса», был смешной случай, когда из такси «Везёт» разослали всем сообщение, что их водитель за месяц заработал 1 млн 200 тысяч рублей. Я решил посчитать по тарифу, выяснилось, что таксист должен был ехать на межгороде на скорости 360 км/ч без остановок! Про своё дело я пока говорить не хочу, но для моих знакомых это будет неожиданно.

Фото Марии Цуман и из аккаунта Влада Каталымова в соцсетях

Дорогие читатели, друзья! Вы можете поддержать дальнейшее развитие сайта, переведя любую доступную вам сумму с вашей банковской карты или из кошелька Яндекс.Деньги (для выбора способа перевода нажмите соответствующую кнопку рядом с полем "Сумма"). Комиссия не взимается! Все поступившие деньги будут направлены на то, чтобы сделать контент сайта ещё более интересным и разнообразным.

Комментарии: