Алексей Пыльная Радуга Румянцев: «Мне вообще редко нравятся правила, если они не мои» - Darykova.Ru

Алексей Пыльная Радуга Румянцев: «Мне вообще редко нравятся правила, если они не мои»

Алексей Румянцев на сцене
Рубрики:
Интервью,  Музыка
Подпишитесь на обновления:
Instagram | Facebook | ВКонтакте | Яндекс.Дзен
Ваша помощь очень важна:
поддержите развитие проекта!

В последний день января у группы «Пионерлагерь Пыльная Радуга» вышел новый альбом — «Тот, кому не нужно счастье». Как признался фронтмен ППР Алексей Румянцев, это строки одной из песен, которые «бросают перчатку фундаментальным пластам философии и вообще сути человечьего мироустройства».

Альбом получился благодаря краудфандингу, который ребята проводят сами, без участия каких-либо сервисов. На выпуск удалось собрать около 500 тысяч рублей, чего хватило, чтобы окупить расходы на запись, технику и даже изготовления мерча.

Нам удалось послушать альбом ещё до официального релиза и поговорить с Алексеем о том, как создавались песни.

— Название альбома можно трактовать двояко – человек, который не может быть счастлив и не ищет этого, или же человек, который уже счастлив, поэтому ему счастье не нужно. Ты считаешь себя счастливым человеком или находишься в постоянном поиске счастья?

— В названии заключён неодносложный смысл. Он из нескольких составляющих. Мне и самому будет полезно их сформулировать. Во-первых, то, что мы живём в глобальном торгово-потребительском пространстве, и за счастье здесь многими выдаётся материальное благополучие, и принято как бы за аксиому, что чем бы ты ни занимался, твоё занятие, по сути – средство для достижения оного. Это всё говно, шляпа и очевидный бред, но большинство людей до сих пор добровольно в эту мясорубку валятся гроздьями, проживая свои почти или полностью бессмысленные жизни.

Во-вторых, есть ещё «заменители счастья» – власть, влиятельность, известность, статус в обществе, признание, чеэсвэ. Это тоже всё чепухляндия и стремление к подобным вещам нифига никакого счастья никому не приносило и не принесёт. То есть адепты такой религии увешиваются своими как бы заслугами, регалиями, достижениями и бьют себя пяткой в грудь, что они великие, а по факту, от глубокой внутренней неуверенности в себе всю жизнь пытаются всем и себе доказать, что они чего-то стоят.

Теперь возьмём само счастье: ощущение перманентной любви к жизни, собственной достаточности, а главное – врубись в исконный смысл слова – сопричастности. К чему? Допустим, к великому неведомому чуду под названием Жизнь. Я нифига не буддист, но тот перец правильно говорил, что счастье — это не удачное стечение внешних обстоятельств, а чисто твоё внутреннее состояние.

Вот, и тут главная хитрость в чём. Как только ты начинаешь, напрягаясь и пыхтя, за ним гнаться, оно сразу, как следствие этих действий, ускользает от тебя. Вот если просто живёшь, на левую шляпу и требуху, с описания которой я начинал свою длинную мысль, не размениваешься и делаешь то, что любишь, и время проводишь с теми, кого любишь, и хер клал на какие-то достижения, на конкурирование тупое, в какой-то момент просто приходит само ощущение, что всё у тебя заебись. А когда так – никому ничего не надо доказывать. И золотом себя посыпать тоже нет необходимости.

Получается, ты живёшь и не ведёшь себя так, будто оно тебе нужно. А оно есть. А вокруг все носятся за ним – или его муляжами. И, сами понимаете, отсасывают. Но при этом так качественно запрограммированы своими богами-маркетологами, что смеются и потешаются над теми, кто реально не нуждается в этой мишуре и сам по себе счастлив по жизни. Таких считают блаженными, поехавшими и вообще клиническими психбольными. Мир же реально весь наоборот, наизнанку и вверх тормашками. Вот, вроде всё объяснил.

Счастливый ли я человек? Разумеется.

— Кто нарисовал обложку нового альбома? Может быть, там запрятаны какие-то «пасхалки», которые не очевидны на первый взгляд?

— Обложку нового альбома нарисовала Лена Шокурова. Она невеста нашего бас-гитариста Андрюхи Секачёва, и как-то невзначай оказалось, что Лена очень круто рисует. Там помимо картинки на лицевой стороне обложки, как и всегда, — ещё целый ряд графических сюжетов, все они объединены темой психиатрических лечебниц. Почти все рисунки, за исключением одного, нарисованы по мотивам реальных фотографий из жизни американских психдомов 1950-х – 60-х годов.

Где-то что-то додумано, например, на развороте винила будет наш групповой портрет в роли компании буйных психов в смирительных рубашках, а на стене висит картина с летящей над долинами кукушкой. Это отсылка, и нетрудно догадаться, к чему (речь идёт о романе Кена Кизи «Над кукушкиным гнездом» — прим. ред.). Ну и ещё в одной из картин тоже отсылка присутствует – она нарисована по мотивам кинопостера собственно к фильму, нетрудно догадаться какому, где герою Николсона делают электросудорожную терапию. Только лицо там моё. Ну и общая стилистика, и страна, и эпоха, в которой сделаны фотографии-прототипы всех этих иллюстраций – это всё тоже косвенно отсылает к той самой, одной из моих любимых книг. Ну и, как следствие, к фильму, но его я не очень люблю, вот книгу – это да.

Ну и вот, а конкретно на лицевой – рисованная интерпретация довольно популярной фотографии, длинный коридор с дверьми и рядом с каждой стоит доктор. Я когда её увидел и соотнёс с названием и концепцией альбома, мне подумалось, что тут такой смысл: каждый из них приглашает тебя за свою дверь, каждый хочет заманить, чтобы «вылечить» тебя, «вылечить» от внутренней свободы, от самостоятельности мышления, от стремления думать своей головой, жить своим выбором и т.п. Ну и ты типа идёшь по этому коридору, и нет ему конца. В каком-то смысле наша жизнь так и выглядит: единицы идут мимо всех этих «врачей», а большинство – кто раньше, кто позже – попадает за дверку. Мы ещё решили придать этим докторам внешность стареющих голливудских актёров, чтоб страшнее было). Такие вот рисунки.

«По текстовому содержанию альбом тоже нечаянно вышел многогранным и насыщенным – в нём будто бы попытка живописать все разновидности вызова общественным устоям – бесшабашный гнев внутреннего тинэйджера, констатация психического нездоровья повседневности, горький сарказм по поводу безысходности социального устройства, развратное эротоманство на грани (за гранью) животнейшего порно и даже, внезапно, клерикальная и политическая сатира – сам не ожидал, а оно возьми да и вывались из меня… посмотрим, как это на нас скажется. Ну и просто наша традиционная слёзная лирика, куда мы без неё. Когда сформировался набор песен – постепенно проявилось понимание концепции, объединяющего духа, появилось название». (Из ВК-группы ППР).

— На запись и выпуск альбома собирали деньги с помощью краудфандинга. Сколько удалось собрать, если это не секрет? На сколько процентов покрылись затраты на запись? Почему не пользуетесь платформами типа Планета.Ру для сбора денег?

— Собрали где-то пол-мульта, затраты на запись – оплату времяпрепровождения в двух студиях, командировок собственно в Питер, где находится одна из них, покупку расходников типа струн и палок – покрыли на 100 процентов, остальное потратим на производство тиража CD и винила и выпуск альбомного мерча. Почему не Планета.Ру? Да фиг знает, мы привыкли всё делать по-партизански, да плюс там куча каких-то душных правил, не помню каких, помню, что мне они не понравились. Правила мне вообще редко нравятся, если они не мои.

— На мой взгляд, новый альбом получился более «взрослым», чем прежние. Чувствуешь ли ты, что твое взросление передается в песнях? Сложнее ли создавать тексты и песни, перешагнув 40-летний рубеж? Чего не хватает в этом возрасте?

— Не хватает правильной безмозглости, обрастаешь излишним количеством дисциплины и самоконтроля. Бессознательному становится трудней пролезть из-под этого. Ну, я говорю о своём случае, семья сильно дисциплинирует, плюс в группе я не только певец, но и дизайнер, и саундпродюсер, а в сутках 24 часа, вот и выходит, что некогда сходить в туалет. Редко удаётся уйти от этого и побыть наедине с внутренним хаосом. Но жизнь – борьба, и тем, кто это понимает, всё равно всё удаётся. Взрослые песни? А я думал, наоборот, много задорного насочинял. Ну, мне со стороны трудно посмотреть.

«Альбом. Он создавался в условиях плотного живого общения в ходе самоотверженной студийной работы и не всегда христианского отдыха в перерывах, в бурных репетиционных обсуждениях и спорах, иногда граничивших, но ни разу не увенчавшихся конфликтом между нами. Мы были вместе, тёрлись друг об друга, стёсывая углы, стараясь лучше друг друга понять и услышать. Это крайне важный для меня момент: альбом – не только результат творческой работы и взаимодействия, альбом, в изрядной степени – человеческая история, в нём наша кровь, плоть, физика и химия». (Из ВК-группы ППР).

ППР предстоит масштабный тур. Есть ли опасения, что всё пойдёт не так, опять же из-за коронавирусных ограничений? Отменить или перенести пару запланированных отдельных концертов – это печально, но переживаемо, в туре же всё хуже, если срывается график. Есть какой-то «план Б» на такой случай?

— Опасения есть ввиду предыдущего опыта. Но так же есть и надежда, что ковидная истерия идёт на спад. Но это не точно. И есть надежда, что клубы, которым нужно работать, будут обходить закон и учиться игнорировать эту коронаидиотию и работать подпольно. Иначе вымрет и их движ, и наш тоже загрустит. Плана Б нет, но, как показывает жизнь, заняться всегда есть чем, как-то оно само получается, что без дела не остаёшься, когда настроен действовать. Писать что-нибудь будем, интернет-концерты давать, книгу начну, да что-нибудь придумаем. Но, конечно, держим кулаки, чтобы тур не наебнулся.

Если будет записываться трибьют ППР, кто и какие песни может на нём спеть, на твой вкус?

—  Хочется интересных интерпретаций, другого прочтения… Ну вот если бы я мог выбирать… Не знаю, из тех, кто сейчас активен, мне очень мало кто нравится. То есть, у нас есть группы-побратимы: «Такой Макар», «Иногда», «2-й Сорт». Но «Сорта» и так на нас делали кавер. А остальные – близкие по стилю, и вряд ли вышло бы интересно.

Хочется какой-то дичи. Чтоб, например, Масло чёрного тмина (казахстанский андеграунд-исполнитель – прим. ред.) спел «Инфрасерое небо»… С другой стороны, было бы круто, если б Tequilajazzz что-то наше исполнили типа «Бездомных Инопланетян»… Только в звучании первых альбомов «Текилы»… У Скрипа хорошо получилась бы песня «Мало»… «Кирпичам» я бы «Кашу» дал. ПТВП («Последние танки в Париже», группа из Выборга – прим. ред.) – «Молодое зло», наверно. АИГЕЛ – «ПШЛНХЙ». Больше не знаю.

Интереснее, конечно, выбирать из старых и мёртвых – это же чума полная, если бы Анна Герман с советским эстрадным оркестром исполнила «Космос ближе», а Кристалинская или Наталья Варлей – «Кленовый сироп» в стиле твист. А, к примеру, Аида Ведищева сбацала песню «Воротник» в своей зычной манере. Вот это было бы да.

— Что-то изменилось в тебе, в песнях, в самовосприятии и восприятии мира вокруг после того, как ты начал путешествовать и отдыхать за границей?

— В эту самую заграницу я ездил только в тропическую Азию, и мной это воспринимается как полёты на Луну – экзотика, экзальтация, перезагрузка, кайфожорство и всё такое. Не думаю, что во мне от этого что-то принципиально изменилось… Не знаю, ну вот в первый раз приехав на Самуй, я, сидя под пальмой, написал песню «Про навсегда». Если бы я это не сказал, вы бы догадались, где я её написал? Нет. Всё своё я ношу с собой, даже когда, может быть, и не очень хотелось бы.

Фото на превью — @alisa.cheskidova



Мы используем файлы «cookie» для улучшения функционирования сайта. Если вас это не устраивает, покиньте сайт.
Оk