Не хипстер, не блогер и не гей. Лев Филиппов о том, что им движет и как изменить Ульяновск | Дарья Рыкова

Не хипстер, не блогер и не гей. Лев Филиппов о том, что им движет и как изменить Ульяновск

Рубрики:
Интервью

Вы наверняка знаете Льва Филиппова, ведь открывали facebook или дверь в креативное пространство «Квартал» (а может, ходили в «Фотокиоск»). Так вот, как выяснилось, у Льва не только усы красивые, но и очень интересные взгляды на жизнь. Я не во всём с ним согласна, но он мне определённо нравится — как минимум, своей честностью.

«Я вообще блогерская проститутка и рекламирую что угодно, потому что уверен: если человек хочет расстаться со своими деньгами, нужно ему в этом помочь»

— Бытует мнение, что Лев Филиппов – известный ульяновский хипстер…

— Нет, я не хипстер, я человек. Во всяком случае, стремлюсь к этому гордому званию. Много лет назад бытовало мнение, что я гей, но не всё же, сказанное про меня, должно быть правдой. Я гомофоб. Я шучу, что я лютый гомофоб, и все мои друзья-геи об этом знают.

— Ещё бытует мнение, что Лев Филиппов – популярный блогер…

— Тоже врут, вообще не популярный! Я популярным был пять лет назад, когда еще был такой ресурс livedune.ru и там были открытые рейтинги инстаграм-блогеров Ульяновска. Инстаграм тогда не был так развит, как сейчас. Пять лет назад я поставил себе задачу – сделать рейтинговый инстаграм адекватными путями, безо всяких покупок подписчиков, как сейчас это делается. Потратил 500 рублей – тебе пришло 10 тысяч новых подписчиков, и ты радуешься. Потом, конечно, они уходят через три дня, но это такие технологииВ итоге, я стал первым номером в ульяновском инстаграме, и потом решил, что ничего кроме рекламы туда постить не буду. И с тех пор, за четыре последних года, я сделал где-то пять рекламных публикаций. При этом 11 месяцев я оставался на первой строчке, вообще ничего не публикуя. Блогер — кто это? Это работа? Я на этом зарабатываю мало денег, потому что скромный и расценки у меня до пятизначных сумм доходят только тогда, когда я рекламирую политические партии. Я вообще блогерская проститутка и рекламирую что угодно, потому что уверен: если человек хочет расстаться со своими деньгами, нужно ему в этом помочь. Поэтому, когда заказчик из политической партии захочет расстаться с пятизначной суммой денег, я ему с радостью помогу. При этом мне абсолютно пофиг, прочитает это кто-то, вызовет ли это резонанс или нет. Человек потратил деньги, и я очень рад, что он потратил их на меня, а не на наркотики…

— То есть можешь продвигать любую партию, даже если её деятельность идет вразрез с личными убеждениями?

— Конечно! Когда я был маленький, я вступил в одну партию, которой сейчас не существует. Я национал-большевик, в 2002 году я вступил в НБП Эдуарда Вениаминовича Савенко-Лимонова, мне очень нравилось его творчество. В то время я много читал Лимонова, Дугина, Летова слушал… А потом я понял, что политикой надо заниматься только для того, чтобы иметь какой-то вес. Но следить за политикой нужно: ты выбираешь людей, которые должны на тебя работать, это же слуги народа. Я хочу слуг знать в лицо, чтобы с них потом отчёт потребовать. Политика в моей жизни, конечно, занимает какую-то часть — в этом дерьме приходится копаться, но это очень весело. Всем советую!

— Если говорить о политике на местах, что такого абсурдного происходит?

— Можно почитать региональные новостные сайты — и вынести своё мнение. Я не хочу быть политическим аналитиком, я стараюсь об этом не говорить, потому что обременён договором. Но ведь есть вещи, о которых нельзя молчать! Если тебе не нравится, что плохо убирают у тебя во дворе или остается мусор в парке, тогда ты должен выходить не на субботник, а на пикет к администрации города! Люди, которых ты выбрал, не работают, а ведь ты платишь им зарплату. Политика — это самая дурацкая тема на свете.

«Я больше всего люблю учиться, только не в средней школе»

— А что греет душу?

— Коллекционирование. У меня давняя любовь к технике, но любовь в плане обладания. Мне не нравится процесс фотографирования настолько, насколько мне нравится процесс обладания. Купить новую камеру, подобрать к ней оптику, найти в залежах на антресолях старый объектив, потом накрутить его на камеру — это доставляет мне большее удовольствие, чем пойти и фотографировать пейзажи. Это скучно! Хотя я считаю, что фотографирую лучше, чем 80% ульяновских фотографов. Вот так нескромно. Я за свои 33 года назанимался горой всяких вещей. Больше всего я люблю учиться, и благодаря моей работе я могу ездить и знакомиться с крутыми людьми и проектами, проходить семинары, тренинги, воркшопы, получать новые компетенции — это больше всего вдохновляет. Из самого последнего — в конце прошлого года у меня был такой трип по московским креативным пространствам, не получилось обучение, но решили, что нужно провести три дня с толком. Я побывал в центре современного искусства «Гараж», в музейно-выставочном центре «РОСИЗО», на «Фабрике», это тоже центр современного искусства с резиденциями индустрий… Это очень интересно, когда воочию видишь, как всё работает. Я не просто приходил туристом, а заранее назначал встречи, мне всё рассказывали сами организаторы. В моей работе сейчас это применимо — в «Квартале» мы уже предлагаем новые условия аренды выставочного зала. Бесплатно он предоставляется только для некоммерческих мероприятий, и если на них придут не менее 30 человек. Когда этого нет — арендуйте по стандартной таксе. И реально стало больше новых инициатив с появлением казалось бы ограничений (хотя это не ограничения).

— Какие креативные пространства в Москве запомнились больше всего?

— Самое крутое, что я видел, конечно, ARTPLAY. Там больше всего людей, их основной резидент — Universal University, я дико благодарен своей работе, что смог познакомиться с его директором Екатериной Черкес-заде. Я к ней и поехал на встречу в Москве, походил по Британской школе дизайна, которая ключевой резидент в ARTPLAY. Там еще и кинодеятели, и мультипликаторы, и аниматоры, а скоро вообще открывают факультет кулинарии. ARTPLAY наполнен людьми с разными мыслями, там кипит жизнь и всё работает. 

«Урбанистика — это не про дороги и здания, это про людей и их взаимоотношения»

— Чего не хватает Ульяновску в плане урбанистики, которой ты тоже занимаешься?

— Диалога не хватает. Как в любом постсоветском городе люди не умеют разговаривать, встречаться, принимать общие решения, которые сами придумали, а не им делегировали сверху. У нас отсутствует диалог внутри города, нет умения создать сообщество, работать в этом сообществе. Чаще бывает, что сверху поступает рекомендация, а точнее приказ — создать сообщество. Эта фигня не работает. Всё должно сформироваться само — посмотрите на сообщество айтишников, например. Им никто не навязывал придумывать «Стачку» или ULCAMP. А когда мы тыкаем пальцем в людей и говорим — вы теперь киносообщество, например, они сразу что-то просят: денег, оборудование, площадки… На что встает человек извне и говорит: ребята, у вас есть телефон в руках, начните снимать на него. А потом уже просите. Все думают, что урбанистика — это про дороги и здания, а на самом деле, это про людей.

— Возможно ли в Ульяновске добиться изменений?

— Всё возможно, но мы очень долго будем к этому идти. В Москве только пять лет назад поняли, что красить стволы деревьев не имеет смысла. Их белили во время войны, чтобы люди различали, где левая сторона дороги, а где — правая. Сейчас мы с кем воюем? С внутренними врагами? Мы же тратим много человекоресурсов, чтобы красить деревья, а могли бы на эти деньги парк разбить. Мы сначала сажаем однолетники, а потом их выкорчевываем, хотя могли бы сразу посадить многолетние растения. Когда мы придём к осознанию этого? Неужели, когда об этом будут говорить на Первом канале и регионалы-управленцы поймут, что они не эксперты во всём подряд и начнут заказывать узких специалистов своего дела, которым можно доверять? Потратьте деньги, которые идут на побелку деревьев, на Наталию Фишман (урбанист и помощник президента Республики Татарстан, занимающаяся стратегическим планированием города — прим. ред.), пусть она займётся Ульяновском…

«Я люблю страну и ненавижу государство»

— У тебя же наверняка возникала мысль уехать из Ульяновска?

— Конечно, но локальные переезды я не рассматриваю, хотя знаю, что у нас прекрасная страна. Я вообще не понимаю, почему мы не развиваем внутренний туризм. Даже покатавшись по нашей области, ты кучу достопримечательностей найдёшь, те же Скрипинские Кучуры и многое другое. Благодаря друзьям и собственным увлечениям я объехал Россию от Белого до Чёрного моря, пока не был за Уралом, но очень хочется. Наша страна прекрасна своими людьми. В любом маленьком селе можно найти человека, на котором всё держится. Обычно это какой-то увлечённый своим делом городской сумасшедший, какой-нибудь резчик по кости в Холмогорах. Я не говорю, что он деньгами всех спонсирует, просто в нём есть душа. Если рассматривать переезд — только за границу. Или в тёплые страны, в Азию, или в прекрасную страну с широкими климатическими зонами и разнообразным рельефом, США, конечно. В Азию — потому что тепло круглый год, а в США — потому что там работают законы. И если приспичит, я хоть завтра возьму кошку в охапку и уеду. Хотя я уверен: где родился, там и пригодился. Но я не ура-патриот, я, как классик, люблю страну и ненавижу государство. Я в какой-то момент понял, что жить гораздо проще, если избавиться от некоторых вещей. Первое, от чего стоит избавиться, — это зависть. Перестаёшь завидовать и понимаешь, что жить можно и на 20 или даже 10 тысяч рублей. Главное — не выбирать нищету как форму обращения с жизнью и не заглядывать в чужой карман.

— Не завидовать… Ещё какие правила жизни от Льва Филиппова?

— Как можно улучшить жизнь? Те, кто ставит 18 будильников на утро, не ставьте их! Надо ставить один — самый последний. К примеру, один стоит на 7.20, второй — на 7.30, третий —  на 7.40. В итоге ты встаёшь в 8.30. И этот час, который ты слушаешь будильник, ты ни фига не спишь. А если ты проспишь последний будильник, ты му**к. Когда ты научишься просыпаться с одного будильника, ты начнёшь вставать за 10 минут до него. Всем советую: просыпайтесь с одного будильника!

А вообще нужно делать что-то клёвое, что тебе нравится. Я пришёл работать в «Квартал» не потому, что я хотел денег или статуса, а потому, что мне захотелось, чтобы место стало круче. Хочется собой заразить других людей, ведь это общественное пространство, а его может сделать только общество. Нельзя указать: здесь будут лавочки-фонарики, здесь будут хипстерские смузи наливать… Люди должны сами этого захотеть: я умею наливать смузи, я офигенно строю шарики-фонарики, а я на гитаре играю, можно я у вас по субботам буду проводить концерты… Одна из первостепенных задач у меня — сделать клёвый двор «Квартала». У нас уже были встречи с архитектором Мишей Капитоновым, он предложил дать возможность проявить себя студентам-архитекторам, которые могут реализовать свой дипломный проект. Знакомые айтишники, например, просят: сделай нам удобную лавку под wifi-ным столбом, и мы будем работать там летом. Мы это с удовольствием реализуем. Если мы понимаем, что у нас есть популярность концертной площадки, мы сделаем амфитеатр, чтобы было удобно сидеть. У нас здесь много неба и много солнца, почему бы нам не загорать по утрам? Кто-то наверняка скажет, что это пОшло в музейной зоне… Но почему на набережной Москвы-реки, в пяти шагах от Храма Христа Спасителя, это не пОшло? Утром мы будем загорать и заниматься йогой, днём будем работать и обедать, вечером будем слушать музыку — и всё в нашем дворе. И сделают это сами люди. Я думаю, стоит только предложить: ребята, ваш логотип будет висеть в самой популярной и передовой точке города, как желающие найдутся. У нас что, нищие люди, нет адекватных руководителей, которые точно знают, что можно поделиться для продвижения своего бренда?! Нужно просто открыть рот и начать говорить с этими людьми, они публичные, все есть в интернете.

— Что же двигает тобой в разных начинаниях?

— По природе я страшный лентяй, и лень моя всё это и двигает. Лень заставила меня, например, создать «Фотокиоск». Когда я понял, что мне лень фотографировать, но у меня есть куча техники, я подумал: почему бы не давать её людям, а они будут мне за это платить. Так я смог зарабатывать столько же, сколько и фотограф, при этом я ничего не трачу. Вот яркий пример — как сделать бизнес на лени.

«Женщина — это вагина на ногах, она должна рожать»

— Как относишься к актуальным сейчас темам борьбы женщин за равноправие, например?

— Если в Колумбии шахтёры копают шахты и грызут свои листья коки, которые их стимулируют к работе, если в Южной Азии с малых лет курят коноплю, а у нас в стране растёт ячмень, и мы из него делаем пиво… это те продукты, которые свойственны разным странам. Глупо, на мой взгляд, юзать кокаин в России, потому что кока здесь не растёт. Зачем нам насаждать феминизм, если у нас православие тысячу лет и нам ближе «Домострой»? Зачем женщине равноправие? Тогда иди грузи вагоны. Женщина — это вагина на ногах, она должна рожать. У нас разная конституция: мы накапливаем внутренний жир, чтобы потом пойти в Сибирь лес валить, а у женщины жир не накопится, она пойдёт валить лес и сдохнет там, на лесоповале. Пусть сидит дома и рожает детей. Я в этом плане очень устаревших взглядов.

— Но вот у тебя руководитель — женщина, Татьяна Александровна Ившина…

— Руководителя нужно представлять бесполым. Это не хамское заявление: Татьяна Александровна на своей должности — человек бесполый. На её месте мог быть как мужчина, так и женщина, но здесь сейчас она, и она свои обязанности выполняет в полной мере. Моё мнение — женщина не должна ничем управлять. Но то, как ведёт себя Татьяна Александровна, мне нравится, это абсолютно правильно. Женщиной она должна быть, когда выходит с работы. Когда ты приглашаешь её вечером в кафе обсудить вопросы вне работы — она будет женщиной, ты ей подаришь цветы и так далее. Когда человек — управленец высшего звена, он должен выполнять функцию, а какие-то внутренние штуки он должен в себе побороть. Если это плохо получается, то он профнепригоден.

«Когда мы вдруг начнём рефлексировать, и с этой обратной связью будут работать, тогда мы получим нормальную страну»

— Если женщина сидит на кассе и неделю в месяц кричит на тебя матом, а всё остальное время улыбается, она профнепригодна. Потому что она должна улыбаться круглые сутки. Или менять работу. Отходя от вопросов пола… Я каждый день езжу на такси. 30% нормальных взрослых мужиков начинают ныть: те чё, не мог вызвать не к подъезду. А я говорю: ты чё, не мог себе другую работу выбрать, твоя задача — приехать из точки А в точку Б, точка А — подъезд номер 4. Это не значит, что ты меня должен высадить с обратной стороны дома. Это плохой мужик? Нет, это человек, который плохо выполняет свою функцию. Я всегда жалуюсь, и это надо делать. После каждой поездки сервис тебя просит дать обратную связь. Если приветливый таксист, я ему поставлю пятёрку и напишу «ты крутой». Если он делал косяки, я поставлю ему четыре, три, два, один. И пишу, почему я такую оценку ставлю. У нас в любом заведении должен быть фидбэк. Тебе не понравилось — ты объясняешь почему. Например, я ходил раньше в один грузинский ресторан, а на самом деле, это вонючая столовая в центре города, в конце обеда администратор всегда спрашивает: как вам наш обед. И я говорю: говно ваш обед, пересушенная котлета, липкий стол и крошечные порции, и за это за всё вы берёте 320 рублей. После моих слов ничего не меняется, а в нормальном сервисе должно меняться. Когда мы вдруг начнём рефлексировать, и с этой обратной связью будут работать, тогда мы получим нормальную страну.

— Мне кажется, в ресторанном бизнесе Ульяновска трудно что-то изменить. У нас рестораторов можно по пальцам одной руки пересчитать…

— Всё зависит от руководителя. Например, в той же грузинской столовой руководители пришли к мнению, что в грузинской кухне не должно быть лука и кинзы. Какого хрена? Видите ли, модной кисе в шубе, которую туда привёл папик попить вина, было невкусно — кинза пахнет клопами. Ресторан должен быть образовательным центром! Ты пришёл знакомиться с кухней, если тебе не понравилось, значит, это не твоё. Ты либо прививаешь вкус к мясу с кровью, либо продолжаешь есть дома пережаренное. Когда ты приходишь в условный американский ресторан и просишь стейк с кровью, будь любезен попробовать. Когда ты приходишь в ресторан паназиатской кухни, будь любезен попробовать сырую рыбу. Когда приходишь в азербайджанский ресторан, тебе дадут к плову салат «Ачичук» из лука и помидоров, а потом ты пойдёшь жаловаться, что у тебя в салате был лук… Просто не ходи в такой ресторан! Надо всему учить людей. Я шесть лет подряд учил людей грамотному питию. Я продавал вискарь в Metro, работал в компании Bacardi Martini, занимался чистой воды консумацией. Когда ко мне приходил покупатель, который искал подарок, я делал вид, что выясняю его вкусы и потребности, а на самом деле, предлагал свой продукт. Я заметил такую тенденцию, подходил к людям, которые покупали недешевый российский коньяк, и спрашивал, зачем они его покупают, пусть возьмут виски, они говорили: фу, виски, это ж самогон. Прошло пять лет, и теперь те, кто пил коньяк, начали пить виски. Они поняли, что мир виски куда интереснее, богаче и шире, они подумали: лучше я выжру пол-литра виски, а с утра проснусь мягеньким, чем выжру пол-литра коньяка, а с утра не проснусь.

— Что, на твой взгляд, самое важное?

— Культура. Она должна быть во всём — в еде, в сервисе, в отношениях… Ресторан должен предлагать погрузиться в атмосферу. Я недавно специально поехал на Верхнюю Террасу посмотреть кравченковский бар Madame Mary Wong. У них великолепное меню, которое спародировано из дешевейших мест Тая, кружочки, странные подписи, непонятные слова. Вообще это какой-то торговый центр (ТЦ «ДА» — прим. ред.), поэтому там люди бывают. Там дёшево, на 500 рублей можно хорошо наесться. Ты на эти деньги возьмёшь два блюда, они будут типа аутентичными, там будут правильные соусы, правильные ингредиенты. Может, в лапше с креветками будет мало креветок, но это недорого, вкусно, со смешным меню и аутентичной музыкой. Если говорить про другие рестораны той же группы — там сложнее, нет даже нормальных роллов. У нас в Ульяновске их не готовят. И никто не возмущается: что вы мне дали, почему рыба белая, а не оранжевая, почему она не в палец толщиной, а лазером нарезана? Но ты же заплатил за интерьер, за название, за атмосферу. Просто люди никуда не ездят. Были бы они хотя бы в Санкт-Петербурге и поели бы сушей за 350 рублей… Но в Питер проще привезти ту самую белорусскую сёмгу со знаменитых картофельных полей. Я часто ссылаюсь на достаточно древний ролик Михаила Казиника, это скрипач-искусствовед. Его нужно показывать каждому сотруднику сферы муниципалитетов. Если бы первой строчкой бюджета шла культура, мы бы лишились проблем и в медицине, и в образовании, и в пожарной безопасности, и во многом другом.

Фото предоставлено Львом Филипповым


Дорогие читатели, друзья! Вы можете поддержать дальнейшее развитие сайта, переведя любую доступную вам сумму с вашей банковской карты или из кошелька Яндекс.Деньги (для выбора способа перевода нажмите соответствующую кнопку рядом с полем "Сумма"). Комиссия не взимается! Все поступившие деньги будут направлены на то, чтобы сделать контент сайта ещё более интересным и разнообразным.