Александр Мишин: «10 часов каждый день я занимаюсь музыкой» | Дарья Рыкова

Александр Мишин: «10 часов каждый день я занимаюсь музыкой»

Рубрики:
Музыка в городе У.,  Самые популярные статьи

Александр Мишин — главный человек в студии «Альфа-рекордс», музыкант, звукоинженер, один из тех людей, кто находится в эпицентре музыкальной жизни Ульяновска. Михаил Камалеев встретился с Сашей в его студии и поговорил о том, что происходит в ульяновской музыке и что с ней будет дальше.

Когда приходишь сюда впервые, трудно поверить, что в этом маленьком помещении размером с небольшую однокомнатную квартиру с низкими потолками записывается самая значимая ульяновская музыка. И уж совсем сложно представить, что здесь работал тот самый великий БГ (об этом позже).

— Начну с банального вопроса: с чего началось твоё увлечение музыкой?

— Это сложный вопрос, потому что я не помню, когда всё началось. В самом-самом детстве на один из дней рождений мне подарили акустическую гитару и вот я начал играть. Началось, конечно, со всяких переигровок самых разных песен. В основном, это была зарубежная рок-музыка — Deep Purple и всё такое. Наверное, это был класс где-то первый-второй. Потом бабушка мне подарила электрогитару, тогда началось более серьёзное увлечение. Это, наверное, был класс шестой, когда к нам в школу пришёл преподаватель из музыкальной школы и предложил заниматься на медно-духовых инструментах. В итоге я закончил пять лет музыкалки по классу медно-духовых с гитарой в качестве второго инструмента. И потом ещё на барабанах постучал.

Родители мне говорили, что нужно получать какое-то образование, всё такое. В результате я поступил в (этот, как его?) Авиационный колледж, отучился то ли год, то ли два, не помню уже. Понял, что это не моё, что я хочу заниматься музыкой — и пошёл в музучилище.

Никита Сазонов, корреспондент сайта darykova.ru, однокурсник Александра:

— Мы учились вместе в Авиационном колледже, два курса. Как-то сразу заладилось общение с ним. Он тогда был металлистом, а я панком. Забавное было время. Постоянные вписки, тусовки, море общения и различные приключения. Ходили вместе на концерты, дружили, даже играли в подобии группы.
Помню, как мы выступали на первом курсе на «Алло! Мы ищем таланты!», там играли песню группы «Король и шут» «Лесник» и я впервые пел на сцене! Нам было весело и подпевал почти весь зал, а потом выяснилось, что горе-диджей забыл включить микрофон и зал пел за нас, потому что меня не было слышно.

— Какими музыкальными инструментами ты владеешь? Я видел тебя играющим на барабанах и гитаре. Что ещё?

— Видишь, у меня гусли стоят? Вот… А так — гитара, барабаны, немного клавиши, чуть-чуть бас-гитара — всего понемногу, потому что часто приходится помогать группам, которые у меня записываются. Приходится осваивать. На альбоме одной группы я вообще сыграл почти всю бас-гитару, все барабаны. Пол-альбома, в общем, сделал (улыбается).

— На каком инструменте ты бы хотел научиться играть?

— Единственный инструмент, который я полноценно не освоил, — это голос. Мне он пока не даётся. Хотя бы просто, чтобы не лажать откровенно. Я вроде бы человек с абсолютным музыкальным слухом, но вот петь мне не очень удаётся, потому что нет базовой постановки. Я «пережимаю» много нот, и это всё звучит достаточно отвратительно. Но кое-где можно услышать мой голос на записях. Например, на новом альбоме «Мариэль» будет пара мест со мной.

— Есть такой образ музыкантов в обывательском сознании, что они все наркоманы, алкоголики, развратники. Ты вот не пьёшь, а тебя не раздражает, если к тебе на запись приходят бухие, накуренные, вставленные чем-то?

— У нас тут разные случаи происходили, не без этого. И пьяные, и угашенные. Но есть правило на студии: если человек не способен что-то выдать, то мы просто отменяем сессию вплоть до полного разрыва отношений. Если человек сам не уважает то, чем он занимается, зачем это делать мне? Конечно, если человек немного выпил, то это нестрашно. Многим это помогает раскрепоститься, настроиться, вдохновиться. Бывает, вокалисты пьют перед записью что-то крепенькое, например, чтобы расслабить, разогреть связки.

— У тебя на страницах в соцсетях стоит статус «Ваш продюсер». В чём заключается это продюсирование?

— У меня много проектов. Многим я помогаю как саунд-продюсер. У людей есть, например, только задумка песни — акустическая гитара и голос. Но они не очень понимают, что хотят получить в итоге. И у меня, если судить по отзывам, довольно неплохо получается им помочь довести всё до ума. Многим я помогаю создать их музыкальный образ.

Небольшим своим достижением я считаю проект «Фламинго». Девочка изначально пришла с записанными на телефон демками песен. Я был 39-м человеком, который подписался на её паблик в ВК, а сейчас — через полгода — у неё более 1000 подписчиков, она выступает в Питере на фестивалях, делает фиты с разными интересными людьми. По сути, я приложил руку к этому проекту. У неё очень хороший материал, я старался минимально вмешиваться, но хотелось его улучшить, освежить, сделать более качественным с технической точки зрения.

Анна Бражник, дуэт Paper Clips:

— Саша — очень необычная личность, а также наш с Кириллом хороший друг. Практически на всех мероприятиях можно увидеть его, ставящим звук или выступающим на сцене с группой «Мариэль». Умеет делать конфету из ничего в плане звука или записи песен, используя свои собственные нестандартные методы.

Иван Куликов, группа «Акустические мысли»:

— «Альфа-рекордс» как место обладает непередаваемой атмосферой. Там приятно, лампово, вдохновляюще, место пропитано творчеством. Я уже не один год знаком с этой студией и могу сказать исключительно хорошее, всем рекомендую.

Саша Мишин — удивительный и приятный в общении человек. С ним можно и прикольный мемасик обсудить, и о великом поговорить, редко таких людей встречал в своей жизни. Самое главное, что всё это не мешает работе с музыкой, а даже наоборот — помогает расслабиться, и процесс идёт куда продуктивнее. В работе же Саша, как опытный и «многоразногослышащий» человек, подскажет, где и что лучше сделать, как сыграть, спеть, чтобы это было «слухабельно» и интересно для слушателя.

В ближайшее время у нас выходит небольшой альбом, в котором мы совместными усилиями делали из ничего нечто волшебное, и я могу сказать, что в него вложились все — и группа «Акустические мысли», и «Альфа-рекордс». Я безумно рад, что познакомился с Сашей, и так же безумно рад, что в нашем городе есть место, где музыканта не только запишут, но и услышат, помогут и направят в нужном для развития направлении.

Группа «Мариэль»

— Бывали такие случаи, когда артисты тебя кидали? В смысле — ты работаешь с ними, вкладываешь душу, умения свои, а они потом говорят «пошёл ты нафиг»?

— Таких историй несколько. Но у нашей студии опять же есть правило на этот счёт — если что-то не устраивает нас или музыканта, то мы буквально в переписке в соцсетях можем сказать, что нам это больше не интересно. И всё. Даже без пояснения конкретных причин.

— «Альфа-рекордс» — прибыльный бизнес?

— Не могу так сказать. Я ещё не купил себе яхту (смеётся), но в целом мне хватает на жизнь. А большего и не нужно. Я живу, исходя из той политики, что деньги — не главное в жизни. Главное — это эмоции, удовольствие от того, что ты делаешь. Если я сижу с хорошим настроением каждый день, понимаю, что работаю в той сфере, которая мне нравится, — вот это хорошо.

— Нужно ли, можно ли относиться к музыке как к бизнесу?

— Конечно! Мы ведём такую работу, чтобы артисты зарабатывали. И — что очень важно — чтобы слушатели меняли своё отношение. Чтобы было осознание того, что музыка не должна быть бесплатной. Мы показываем артистам, как можно зарабатывать. Пусть это и небольшие деньги, но всё же. Доказываем слушателям, что нужно платить за концерты, иначе музыканты дальше не смогут продолжать делать то, что они делают. Понемногу ситуация меняется.

— В Ульяновске есть коммерчески успешные музыканты, которые живут исключительно за счёт своей деятельности?

— Я довольно мало знаю о бытовой жизни музыкантов и могу только предполагать. Думаю, что есть некоторые артисты, которые могут себе позволить не иметь — как говорят — «нормальной» работы. В первую очередь, это те, у кого неплохие показатели продаж альбомов, значительное количество просмотров клипов и прослушиваний треков в социальных сетях, на различных стримингах. Ну или те, кто получил более или менее неплохую известность за пределами Ульяновска и регулярно выезжает на гастроли. В любом случае, это не бешеные деньги, которые позволяют жить на широкую ногу. Скорее, эти музыканты имеют возможность записывать новую музыку за счёт продажи уже изданной.

— Сколько стоит записать и издать альбом? Скажем, песен 10…

— Это непростой вопрос. Смотри, у нас оплата почасовая — и запись, и сведение, и мастеринг. Соответственно, всё зависит от того, сколько времени уйдёт на запись, а это зависит от профессионализма музыкантов, от готовности материала и т. д. Есть музыканты, которые на своём опыте уже примерно знают, сколько им нужно времени, они свои бюджеты могут планировать. Новичкам в этом, конечно, сложнее.

На запись небольшого альбомчика нужно часов 10, мне кажется. Час записи стоит у нас 400 рублей. Плюс на сведение каждого трека нужно по 5-8 часов, умножай на те же 400 рублей.

— Что ты делаешь для продвижения «своих» музыкантов?

— Во-первых, реклама. Мы раскидываем по всяким пабликам, со многими из которых у нас сложились доверительные отношения. Например, «Родной звук». Это уже немало. Плюс мы делаем концерты для продвижения групп. Вообще, это комплексный подход. Много чего делаем.

— Я помню, что у тебя в планах есть фестиваль «Два берега». Это тоже относится к продюсированию, продвижению?

— Да, у нас много артистов, которые работают на нашей студии. Практически все крупные фестивали в городе не обходятся без наших групп. Собственно, вот недавний фестиваль с участием британских групп на Федерации — все, кто на сцене был из Ульяновска, записываются у нас. Мне очень нравится, что почти вся ульяновская авторская музыка проходит через нас, что я прикладываю к этому руку. И «Два берега» — это логичное продолжение всей этой истории. Идея такая: мы с разницей примерно в неделю делаем два концерта на разных берегах Волги на открытых площадках, с хорошим звуком, с хорошими музыкантами. Фактически, это отчётный концерт. Показать публике, что мы делаем, чего мы достигли, показать всех наших артистов, с которыми мы работаем. Конечно, с коммерческой точки зрения было бы круто пригласить кого-то из более или менее известных групп их других городов, но смысл в том, что наши артисты в любом случае будут хэдлайнерами.

Но, к сожалению, времени, чтобы полноценно этим заняться, катастрофически нет. Я каждый день по 10 часов занимаюсь непосредственно музыкой — записью, концертами, работой с музыкантами, всеми этими делами. Поэтому мы, скорее всего, перенесём этот фестиваль на следующий летний сезон.

— В чём сложность организации фестивалей вообще? Кроме нехватки времени…

— Во-первых, финансовая сторона. Если такое большое событие делать без партнёров, то это очень тяжело по деньгам. Достаточно трудно предугадать количество зрителей, а если мы говорим об открытой площадке, без турникетов, каких-то ограждений, то ни о каких билетах речи быть не может в принципе. Соответственно, это всё сплошные расходы. По моим предварительным подсчётам, это в районе 100-150 тысяч рублей.

Во-вторых, это организационная часть. Нужно пройти кучу согласований с разными властными структурами. Подумать, например, элементарно о туалетах, о безопасности, об организации питания. Всё, что скрывается за кулисами большого хорошего фестиваля — это огромное количество маленьких организационных моментов, которые в целом складываются в очень трудную работу. И, по-хорошему, должно быть задействовано много людей, а фактически это делает 2-3 человека, на самом деле.

— Давай поговорим непосредственно о музыке, которая здесь записывается. Кого из музыкантов ты бы мог выделить? Кто нравится тебе лично?

— Мне очень нравится то, что делает Idon Care. Он очень грамотно всё делает. Это, наверное, единственный человек, с которым у нас при записи в проектах до 150 дорожек доходит, столько разных инструментов используется. У него очень объёмное творчество. Потом «Накипаю» доказали всем, что они имеют полное право занять место у Олимпа музыкальной индустрии города. Естественно, Young Clean Hero. Я играю в этом проекте как барабанщик. Это хип-хоп, по-своему уникальный проект. Первый альбом мы записали с гуслями, например, этими самыми (указывает на стоящий рядом у стены инструмент). Лена из группы «Мариэль» пела народные мотивы. Создавалось полное впечатление, что какой-то русский шабаш происходит. Очень крутые пацаны BDGP. Они сделали такой мрачный андеграундный проект, где раскрываются очень личные проблемы, которые со мной тоже перекликаются. Классная группа ЛЕН-ТЯЙ, молодая, совсем недавно появилась. Им, наверное, года ещё нет. Они у меня в ноябре приступали к записи альбома. Естественно, мне нравится «Мариэль», потому что я там играю. «Фламинго», Love Fade мне нравятся. На самом деле, все проекты очень классные, в каждом есть что-то своё интересное. Оооо, Donner Party мне очень нравятся! Такой поп-панк, выдержанный в духе начала 2000-х годов, Лёха Sleep там играет.

Alex Sleep, музыкант, совладелец лейбла NO MUSIC:

— С Сашей мы познакомились в 2016-м году, когда мы с группой записывали на «Альфе» один из релизов. Он показался мне очень целеустремленным парнем, с огромным энтузиазмом изучающим всё, что связано со звукорежиссурой и записью. Нельзя отрицать тот факт, что именно тогда стало появляться очень много релизов ульяновской музыки, записанной Сашей, что завершило период некоторого затишья на местной сцене, повлияло на старт и развитие многих новых команд и выхода из спячки старых.

— Ты постоянно находишься здесь, записываешь музыкантов, ставишь звук на различных концертах. Мне вот вдруг подумалось — у тебя нет проблем со слухом?

— Нет. Я очень бережно отношусь к слуху. Когда ставлю звук где-то, обязательно беру какие-то беруши или что-то такое. Ещё я всегда стараюсь следить за тем, чтобы музыка не резала ухо. Я прекрасно понимаю, что если я продолжу работать с громким звуком постоянно, то годам к 30-40 я совершенно не буду слышать верхние частоты. А ты понимаешь, что мне это очень важно. Я обращаю внимание на все позывы организма, и в случае чего — начинаю переживать, хотя чаще всего зря.

— Расскажи про встречу с Борисом Гребенщиковым…

— Хаха! Я прямо ждал этот вопрос! Он к нам приехал после выступления в «Аквамолле» и записывал свою программу для «Радио России». На самом деле история там довольно забавная. Началось всё с того, что мы с «Мариэль» были на модном показе у продюсерского центра «Совершенство» в Royal Music Hall, создавали там музыкальную атмосферу, пока девушки-модели ходили по подиуму. И после выступления, когда я уже аппаратуру собирал, — звонок по телефону. Я отдаю трубку Лене и продолжаю заниматься своими делами с оборудованием. Лена отвечает на звонок, её спрашивают: «У вас студия звукозаписи? Можете сегодня записать Бориса Гребенщикова?». Лена сначала не совсем поняла, что происходит, подумала, что хотят записать кавер на песню БГ. «Нет, именно Бориса Борисовича нужно записать». И в этот момент я смотрю на её совершенно удивлённое лицо. Это выражение не описать, не передать словами.

Мы быстро приехали сюда, убрались, потому что уезжали на концерт и оставили небольшой беспорядок, а не приглашать же человека в такие условия. В общем, он приехал…

Борис Гребенщиков и Александр Мишин

— Один приехал или с кем-то? С охраной?

— Нет, ты что! Никакой охраны, с ним был только организатор концерта в Ульяновске. Он такой открытый, спокойный, совершенно обычный человек. У меня же дрожат руки-ноги, я не понимаю, куда я попал, что происходит со мной, почему легендарный человек записывается в Ульяновске вот в этом маленьком подвальчике. Он был немножко уставший после концерта, но мы быстро всё настроили, он поставил перед собой ноутбук и с него зачитывал свой текст. Быстро, минут за 40, мы всё записали, без всяких проблем.

— О чём говорили кроме работы?

— Особо ни о чём и не поговорили. Я стою перед ним, у меня язык не поворачивается что-либо сказать. Но после записи он в такой своей тёплой манере, как дедушка всея Руси, говорит: «Если у вас на завтра нет планов на вечер, то я приглашаю вас на свой концерт». И мы такие: «Уааааааааааааааааа!» — и попросили сфоткаться. Вообще, я не планировал фотографии, потому что, мне кажется, он настолько уже устал от этого всего, от этих фотографий, просьб каких-то, разговоров. И мы, кстати, отказались от оплаты записи, эта фотография и стала фактически оплатой за нашу работу. Вот такая история.

— Кого ты считаешь своими конкурентами в Ульяновске? В музыкальном плане, в студийном.

— В музыкальном плане я конкурентов вообще не вижу. Не в том смысле, что они делают что-то слабо, нет. А в том смысле, что все друзья, по большей части. Нет музыкантов, которым я завидую по-злобному. Мне не хочется оценивать нашу музыку с точки зрения конкурентоспособности, потому что вся музыка имеет право на жизнь и вся она разная. Вообще, те фестивали, которые были нацелены на оценку творчества разных групп (например, Records Music Fest), в очередной раз показали, что музыка не имеет критериев оценки. Некоторые группы, которые там участвовали, но не победили, на самом деле очень крутые, но в тот данный конкретный момент они были не в лучшей форме, не получился у ребят концерт, что-то не сложилось. А в другой раз в другом месте их слушаешь — совсем другое дело.

Я считаю, что вообще в Ульяновске конкурировать сейчас нельзя, потому что нет такой инфраструктуры большой музыкальной. Не такая уж и большая аудитория андеграундных концертов, чтобы её как-то делить. Хотя конкуренция, конечно, это всегда хорошо, она улучшает качество продукта. И я очень рад, что за последние года два музыкальная индустрия в городе начала образовываться. Что будет дальше — посмотрим.


Дорогие читатели, друзья! Вы можете поддержать дальнейшее развитие сайта, переведя любую доступную вам сумму с вашей банковской карты или из кошелька Яндекс.Деньги (для выбора способа перевода нажмите соответствующую кнопку рядом с полем "Сумма"). Комиссия не взимается! Все поступившие деньги будут направлены на то, чтобы сделать контент сайта ещё более интересным и разнообразным.