#ЯНеХотелаУмирать. Жертва психопата откровенно рассказала свою историю | Дарья Рыкова

#ЯНеХотелаУмирать. Жертва психопата откровенно рассказала свою историю

Рубрики:
Непростые истории

Светлане (имя изменено) 33 года. Она яркая, интересная, очень эффектная и увлечённая. Никто — даже родители и близкие друзья — не могли и подумать, что полтора года она находилась в «нездоровых» отношениях. Её молодой человек просто посадил её в клетку роскошной жизни, а потом начал издеваться такими методами, каких не увидишь и в самом изощрённом триллере. При этом он сразу ей понравился: был очень интеллигентен, вёл активной образ жизни, регулярно занимался спортом и вообще происходил из семьи высокопоставленных чиновников. Никто бы и не заподозрил, что под маской «правильного мальчика» скрывался настоящий деспот.

Девушка нашла в себе силы вырваться и откровенно рассказать о том, что с ней происходило.

— Многие девушки совершают ошибку в отношениях, думая: «бьёт, значит любит».  Считают, что мужчина изменится, или что это нормально, все так живут. Даже мои родители говорили: «Потерпи, ты же неплохо живёшь, он тебя обеспечивает, устроил тебя на работу, кормит тебя». Если всё внешне хорошо, считают, что можно потерпеть. Но я категорически с этим не согласна. На тот момент, когда всё происходило, я не хотела верить своим глазам. Мне было проще довериться окружающим.

А начинается у таких людей, у психопатов, с максимального «показательного выступления». Психологи называют это «сахарным шоу». Мы познакомились по интернету. Как я потом узнала, меня ему показал один парень. С его стороны был «запрос»: нужна красивая, яркая девушка модельной внешности. Я, видимо, подошла.

Мы полтора года вместе были, а первые месяца три-четыре постоянно было что-то яркое, красивые жесты с его стороны. Тебя это сразу подкупает, ты просто теряешься. Через месяц, например, он мне сказал: «Давай поженимся, давай заведём детей». Мы на теплоходе катались, и букеты на работу мне присылали, и фрукты в корзинах, и с родителями познакомил чуть ли не на третий день. Мозг говорит, что такого не может быть, а сердцу же хочется верить в сказку и в чудо. Я надела розовые очки, розовую шляпу и стою с розовой ватой…

Приметы психопата

— Но спустя некоторое время всё начинает меняться. Он даёт психологические намёки, что он неадекватен. Начинает резко проявлять грубость, может толкнуть бомжа, порвать афишу на улице. Этим он как бы намекает: я-то властный, сильный, ты видишь, как я могу, это и с тобой может быть. Психологически он готовит почву, начинает говорить двойные комплименты: «эх, ты такая старенькая, попа у тебя висит, но я же тебя люблю, больше ты никому не нужна». Ты думаешь: «как мне повезло, как хорошо, что со мной такой парень».

Он всегда говорил двойные комплименты. Упрекал меня, что я мало зарабатываю или плохо готовлю, но он-то хороший и ценит меня всё равно. Начинаешь думать, что да, такой парень хороший, больше я такого не найду. И постепенно, после психологического насилия, начинается финансовое. В первые месяцы он даёт много денег, обещает купить всё, что хочешь. Потом говорит: «ничего я тебе не должен, вон у тебя зарплата 20 тысяч рублей, на них и живи. Тут ещё надо за свет заплатить и за интернет, и продуктов купить. Сходи, пожалуйста, после работы». Ты думаешь: «Всё правильно, мне надо тоже включаться». Я шла покупать продукты, класть деньги ему на телефон. Думала, что пришла моя очередь.

А после этого начинается и физическое насилие. У меня уже организм начал сопротивляться, всегда находишься в каком-то стрессе, потому что на любое моё «нет» он очень критично реагирует, кричит, обзывает. И начинаешь винить во всём себя, думать, что это ты неправильно себя ведёшь. Становишься ещё более мягкой, покладистой, нивелируешь конфликт, а он ещё больше его раздувает.


Дело доходило до того, что он посылал меня за продуктами, я покупала, приносила их, а он кричал, что я всё не то купила, и выбрасывал их в мусорку.  «Ты состав хотя бы читала! Ты что принесла, тут сплошные канцерогены, — и выбрасывал. – Завтра на рынок пойдёшь». И утром я почему-то шла на рынок. Хотя ты мужик, ты и должен идти!


Но я подчинялась потому, что до этого был жёсткий психологический прессинг, и меня уже подсадили на эти качели, что у меня всё плохо, я старая, детей у меня нет, зарплата маленькая, и я должна служить этому человеку. Это было ежедневно: тебе на подкорку записывается, что ты ничтожество. Я срывалась и уходила, а он сразу же менялся.

У таких людей, как он, всё бывает циклично: качели раскачались максимально, девушка уходит, он тут же становится добрым. Убеждает: «Да что мы там поругались из-за пустяка». А ты, по факту, не можешь возразить, потому что насилие психологическое. Убеждаешь себя, что всё наладится, и возвращаешься.

Ещё он любит устраивать так, что в отношениях появляется третий человек – это давние подружки, бывшие девушки, какие-то парикмахерши… Он постоянно держит себя в статусе: «за меня-то борются, поэтому ты будь повнимательнее». И начинаются постоянные ночные звонки, якобы кто-то позвонил, ему надо выйти. Он начинает искусственно поднимать себе цену. И ты думаешь, что всё, ты его теряешь, ты какая-то ущербная, надо за него держаться…

И основная примета этого типа людей – газлайтинг (форма психологического насилия, главная задача которого — заставить человека сомневаться в адекватности своего восприятия окружающей действительности – прим. ред.), когда он постоянно говорит мне о том, чего не было. Вечером я легла спать, не помыв посуду. Сказала, что очень устала и помою её завтра. Он при этом сидел в телефоне и якобы не обращал внимания. Потом он отвлекся от телефона и говорит: «а ты чего это спать легла, у тебя гора посуды». Я снова стала объяснять, что очень устала… Он говорит, что я ничего такого ему не говорила и срочно надо мыть посуду. Хватает за ноги и стаскивает с кровати. Тут я уже не выдерживаю, я сама как заору на него и кину в него ремень с тяжёлой пряжкой – первое, что под руку подвернулось.


Тут у него совсем крышу снесло. Он меня оттолкнул, прижал к стене и схватил за горло. «Я тебя сейчас задушу, и на этом покончим – с тобой и с нашими отношениями». Я задыхаюсь, кое-как выкарабкиваюсь, обещаю, что сейчас уйду и никому ничего не скажу. Собираю вещи, вся в слезах, он мой телефон бросает об пол и разбивает, чтобы я не могла вызвать такси. Выбежала, попросила прохожего вызвать мне такси, приехала к родителям. И почему-то тогда им ничего не рассказала.


Прошёл месяц, я стала ходить на работу, мне коллеги рассказали: этот ходит постоянно, крутится рядом. А я его везде заблокировала, чтобы он мне не звонил. День-два крутился, крутился, а на третий всё началось заново, как в начале: цветы, фрукты, билеты в кино, шампанское, «я тебя люблю, бла-бла-бла»… На работе мне неудобно было каждый раз просить, чтобы коллеги меня прикрыли и говорили, что меня нет. В какой-то момент пришлось выйти. Он меня обнял, у меня всё поплыло. Почему-то психологически подсаживаешься на это, начинаешь зависеть от этого человека. Он знает какие-то нужные слова, как-то умело оправдывает себя: «Да я был не прав, просто у меня стресс, был тяжёлый день, больше такого никогда не будет! Я тебя люблю, я поеду за кольцом, у нас скоро свадьба, всё будет хорошо. Я никогда тебя не буду больше бить, я всегда с тобой честен». То есть говорит вещи, совершенно противоположные тому, что я вижу. Это тоже определённый «звоночек».

Когда терпеть не надо ни за что

— Мы едем к друзьям, куда-то на дачу, опять всё красиво, шашлыки, прогулки, теплоходы, кино… Потом он устраивает романтический ужин в отеле. Я думаю: «как хорошо, что я вернулась, всё наладилось». Романтика. А на следующий день я остаюсь у него. В этот вечер мне случайно попалось видео известного психолога из Москвы, которая специализируется на таких историях, как моя. Видео про психопатов. Там психолог говорит: «психопаты любят устраивать яркие представления, на что мозг девушки, которая верит в любовь как в кино, подкупается». Мы же верим, что любовь должна быть как в кино, как в книгах, а издатели нам подсовывают «Пятьдесят оттенков серого», и нам кажется, что всё правильно. Он слышит, что я смотрю, и у него глаз начинает дёргаться. Говорит: «Выключи, пожалуйста, я не хочу это слышать». Я надеваю наушники, но продолжаю слушать. Он выхватывает у меня телефон. Я ему говорю: «Я тут слушаю про психопатов, может, ты такой же психопат?». И всё. Человека переклинило.

Он хватает меня за шкирку, рвёт на мне вещи, опять к стенке, опять душит. Я падаю на кровать, он кидает в меня железный барный стул. Мат сплошной летит. «Что ты там смотришь, как ты позволяешь меня унижать». Он меня держит за руки, бьёт меня по ногам. Я не могу встать. Он говорит: «Ты сегодня никуда не пойдёшь, сегодня мой праздник». Он методично закрывает все форточки, дверь запирает на ключ, дверь в ванную закрывает – там хорошая акустика. Он говорит: «Ты сегодня никуда не уйдёшь, я буду над тобой издеваться». У него уже зрачки расширяются, но он был абсолютно трезв. На любое действие он готов применять насилие. Я говорю, что мне пора домой, собираю вещи, при этом набираю телефон подруги. Но сказать ей ничего не успеваю, он выхватывает телефон и разбивает его, а все вещи на мне рвёт.


И хватается за нож: «Я тебя зарежу или подожгу». Это продолжается часа два: то он меня мутузит, то зажигалку зажигает перед моим носом. При этом не отпускает даже в туалет. Да, он ещё снимает, как меня бьёт, на камеру. Я его прошу: «Не думаешь обо мне, хоть о родителях подумай, что будет с твоей мамой». Он отвечает: «А я никого не люблю, ты разве не знаешь? Я ничего не чувствую. Как собаку свою запинал, так же и тебя сейчас запинаю».


Он бьёт меня по ушам, я ничего не слышу, мне потом врачи диагностировали разрыв барабанной перепонки. Я ему кричу: «Я ничего не слышу». И он меняется, упрашивает меня вызвать скорую, поехать в травмпункт или в дежурную больницу. Я говорю, что в больницу не пойду, но могу просто прогуляться. Предлагаю выпить успокоительного, пустырничка. Он резко начинает плакать, такой манипулятор: «Какой я дурак, что я натворил, ты прости меня, мы всё залечим, всё будет хорошо». Я делаю вид, что всё нормально. На улице он мне говорит: «Что-то холодно, давай вернёмся». А я уже боюсь возвращаться, хотя я без вещей, убежать не получится. Говорю: «Давай вернёмся, пиццу закажем, надо успокоиться». Он опять какие-то таблетки достаёт: «Давай завтра поедем в больницу, купим тебе платье, новый телефон, всё, что захочешь». Я предложила ему лечь спать, обняла его со спины и говорю: «Неважно, что ты сделал, я тебя всё равно не брошу».

Мы легли спать, как только он уснул, я на цыпочках всё собрала – и бежать. Ключи еле нашла, чтобы выбраться, у него три двери – квартира, дверь в подъезд и ворота. Если бы я один ключ не нашла, я бы не выбралась. Поймала на улице прохожего, мне помогли вызвать такси, приехала домой к родителям и всё им рассказала. Папа сразу сказал, что мы идём писать заявление в полицию.

Мы пошли в полицию, а этот придурок приехал ночью к моему дому, орал под окнами: «Выходи, верни мои ключи, ты мразь». Угрозы… Я вставила сим-карту в другой телефон дома, сразу же на него пошли звонки, сообщения: «Ты хочешь по-плохому», «Выходи на связь». «Да я тебя люблю, я тебя никому не отдам». «Кольца я купил, у нас завтра свадьба». Пишет всякую хрень.

Сейчас процесс идёт в суде. Я уже получила первый отказ – об отсутствии состава преступления. В России разрыв барабанной перепонки не считается даже лёгким телесным повреждением. У него крутая адвокатша, которая отмазывала его, когда он предыдущей девушке челюсть сломал. И его от всего отмажут, ведь деньги у него есть.

Что советует психолог

— Вот так я на своём опыте узнала, что есть психопаты, которые живут среди нас, и их никто никогда не диагностирует, если человек сам не захочет проверить свой мозг. И только энцефалограмма эмоциональных реакций выявит это – когда показывают картинки насилия, убийства и т. п. У психопатов совсем другая реакция, не такая, как у нормальных людей. Что касается моего молодого человека, он всегда создавал красивую картинку. Помогал соседям, носил сумки, высаживал цветы, всем бабушкам со двора мог купить продукты, его все любят. Я даже на суде не соберу тех, кто будет против него. Он ведёт активный образ жизни, хорошо выглядит, то есть нарушает наш стереотип, когда считается, что бьёт какой-нибудь вечно пьяный маргинал.

После этого я вынуждена была пойти к психологу, она мне объяснила, что понять это отклонение может только тот, кто живёт с таким человеком. И это ужасная участь: постоянно живёшь в страхе, подавляешь себя, чтобы психопат не начал злиться. Психолог объяснил мне, что к таким никогда не надо возвращаться, что бы он ни устраивал, он никогда не изменится. Но многие женщины живут по 15 лет и больше с такими психопатами. В этом случае у них личность размазана, они в себя не верят, потому что тиран их всегда подавляет, унижает. Их уже трудно вытащить из таких нездоровых отношений. Так что полтора года – ещё небольшой срок, я хорошо отделалась.

Но такие люди просто так не исчезают из жизни жертвы. Они могут объявится через год, два года, пять лет. Они знают, что могут с тобой так, поэтому тебя не отпускают. Новую жертву искать сложнее, проще вернуть тебя. Я очень хочу верить, что то, что я подала заявление в суд, он не объявится, но это ещё не факт. Многие психопаты даже закона не боятся. Однажды, уже после разрыва, он преградил мне путь на велосипеде и держал что-то в руке. Я очень боялась, что это кипяток, кислота или краска.

Как сказал мне психолог, психопаты такими рождаются, их невозможно переделать, это мутация. У него отсутствуют эмоции. Я уверена, что его мать это знает, но она никогда об этом не скажет – он и над родителями так же издевается, но они его любят. Однако мама заняла такую позицию: звонит, когда он добрый, в хорошем настроении, поговорит пять минут – и всё, никакого общения. Потому что то, что случилось со мной, происходит не в первый раз.

Сейчас тема домашнего насилия стала актуальной. Но большинство жертв всё скрывает, люди не говорят о том, что происходит в их семье. Об этом знают следователи, ведущие дела, и психологи, помогающие женщинам. А психопаты не выбирают в жертвы серых мышек, им нужны яркие и уверенные в себе. Это им нужно для того, чтобы видеть разницу: какую «жижу» он из тебя сделает к финалу. Ты уже не следишь за собой, а он вечно не доволен: ни твоей внешностью, ни умом, ни финансовым состоянием. При каждом удобном случае тебе указывают на недостатки, ты начинаешь умирать у него на глазах, а он от этого кайфует. Например, я узнала, что раньше он покупал белых крыс и резал их. Он это делал, чтобы проверить, есть ли у него сочувствие. Но у него никакого сочувствия не проявилось.


Мы подали повторное заявление против него, у меня тоже есть адвокат, который специализируется на домашнем насилии. Я надеюсь, что будет результат. Но тот закон, который может запретить таким людям приближаться к жертве, в России не работает. Ты не можешь рассчитывать на защиту. То нет состава преступления, то насильник отделывается штрафом в 500 рублей… Нету тела, нету дела.


Ещё хочу отметить «звоночек»: такие люди очень быстро предлагают переехать к ним, жить с ними. Психопат хочет стать центром твоего мира, он старается «отрезать» все бывшие связи, друзей, родственников. А тебе кажется, что ты живёшь в кино. Я переехала к нему на третий день знакомства – и фонтан эмоций, всё красиво и ярко. Надо было задуматься, что нормальный человек так вести себя не будет, нужно время, чтобы узнать друг друга, привыкнуть. Этот не присматривается, он в первый же день готов кричать: «Я тебя люблю, роди мне детей» и т. д. И если девушка наивная, верит в любовь, она сразу подкупается.

Мне пришлось долго работать с психологом, она мне объяснила, что любви как в книжках не бывает. На самом деле, любовь проявляется в мелочах, в заботе, в эмоциональной вовлечённости в твои проблемы. Про неё неинтересно читать и смотреть. Тем более, что у нас сейчас идёт пропаганда насилия, взять хотя бы пресловутую книгу «Пятьдесят оттенков серого». Но там хэппи-энд, а в жизни такого не бывает. В жизни либо увечье, либо убийство, либо доведение до суицида. При этом организм жертвы сам сдаёт, появляются болезни, вплоть до онкологии. И когда насильник тебя размажет, заставит от всего отказаться, он спокойно уйдёт к другой. Это цикл. У всех цикличность разная: три года, пять лет, а у кого-то даже несколько месяцев, всё зависит от ресурса жертвы. По жизни же эти люди бесчувственные, они что-то ощущают лишь на пике насилия, а в остальное время они признаются, что скучают.

Как справиться с собой

— Сейчас я много общаюсь с теми девушками, которые оказались в подобной ситуации. Многие рассказывают, что их гнобят родители, и это ещё сложнее, ведь от родителей чаще всего некуда уйти. У нас же нет центров помощи жертвам насилия. Психолог объясняет, как вести себя в той ситуации, когда ты вынужден жить с таким психопатом под одной крышей – не вестись, отстраняться, стараться проводить время и черпать энергию в других местах.

И самое сложное потом — это не научиться доверять другим людям, нет. Это научиться жить без тех эмоциональных качелей, к которым привык. Организм привык получать адреналин, он его требует. Часто я хочу туда, в те отношения, вернуться. Ностальгия откатов — это самое сложное, потому что мозгу нужны гормоны, он не хочет скучной серой жизни. В такие периоды тебе нужно бегать, заниматься в спортзале, прыгать с парашютом, какие угодно острые ощущения получать. Поссорься с кем-то, накричи на кого-то, но никаких возвращений к психопату не должно быть. Психологически ты боишься остаться одна и страдаешь.

Нормальный период адаптации — от 3 месяцев до года. Если после года ты страдаешь, тебе плохо, то это уже клиника, нужно идти на терапию, пить таблетки и т. д. Общаться с этим человеком нельзя, потому что иначе всё так и будет продолжаться и никаких новых отношений не получится. А в дальнейшем важно построить свои чёткие границы, чтобы больше так не прогибаться и не превращаться в жижу. А многие из нас не знают, как противостоять, и привыкли подчиняться. Почему ты терпишь это? Психологи советуют составить список, чего не должен делать твой мужчина. А того, кто не подходит, просто отсекать. Если же на это не обращать внимания, есть риск, что потом всё повторится снова.

А тем временем закон о домашнем насилии, который планировали ввести этой осенью, до сих пор не принят. Сёстры Хачатурян находятся под стражей за убийство отца-психопата, Рита Грачёва получила новый бионический протез руки вместо отрезанной мужем, Алёна Верба, Яна Савчук, Оксана Садыкова погибли от рук мужей-тиранов… Валерия Володина из Ульяновска добралась аж до Европейского суда по правам человека — больше никто не признавал её прав на спокойную жизнь. Как рассказала сама Валерия в недавнем интервью «Коммерсанту», по российскому законодательству полиция не может самостоятельно возбудить уголовное дело о побоях или нанесении лёгкого вреда здоровью, даже если видит явные признаки...

По статистике же (медиаисследование команды Егора Сковороды из 2488 дел по статье 105 УК РФ «Убийство»), 80% женщин, обвинённых в убийстве, сидят за самооборону при домашнем насилии. Мужчина-насильник часто никакого срока не получает.

В качестве иллюстраций использованы фото флешмоба #янехотелаумирать


Дорогие читатели, друзья! Вы можете поддержать дальнейшее развитие сайта, переведя любую доступную вам сумму с вашей банковской карты или из кошелька Яндекс.Деньги (для выбора способа перевода нажмите соответствующую кнопку рядом с полем "Сумма"). Комиссия не взимается! Все поступившие деньги будут направлены на то, чтобы сделать контент сайта ещё более интересным и разнообразным.