«Кайф пробовать этот мир на вкус». Ольга Царёва и Леонид Максимец о путешествиях, живописи, синицах и сердечном свете | Дарья Рыкова

«Кайф пробовать этот мир на вкус». Ольга Царёва и Леонид Максимец о путешествиях, живописи, синицах и сердечном свете

Рубрики:
Интервью

С Лёней мы были знакомы — я писала про него для ульяновских СМИ и, конечно же, была наслышана о его ярких и удивительных проектах — «Сомнамбулия», Somna Records, Йога ума… Недавно, когда я предложила ему и Ольге вновь рассказать о своих проектах интервью, Лёня решил сделать это по-новому — не только статью, но и видео. Перед вами результат этой инициативы.

Лёня и Оля — очень интересные и разносторонние собеседники, путешественники, художники. У них есть своя точка зрения на всё, а главное для них — делиться своей радостью с окружающими. Большую часть необычного разговора я публикую в текстовом варианте, а самое зрелищное вошло в видео.

«Из путешествий мы привозим музыкальные инструменты и смыслы»

— Последний раз мы говорили полтора года назад, когда вы только вернулись из Китая. Где удалось побывать за это время?

Леонид Максимец: После Китая мы были в разных местах, но очень запомнилась Индонезия. Мы были в Тана-Тораджа, это такая древняя культура, там люди своих родственников хоронят в скалах, и каждый год они шагают с мёртвыми телами и поминают их так. Это было одним из путешественнических переживаний. Мы там очень много для себя узнали – насколько мир разнообразен! Чем дальше ты выезжаешь, чем глубже проникаешь в другие культуры, чем дальше путешествуешь и открыт, чтобы воспринять другую точку зрения, тем больше восхищаешься красотой мира, людьми и их добрым потенциалом. Все мы видим по телевизору какой-то отрицательный потенциал человека, опасные его стороны. Но, путешествуя, понимаешь, что есть и Армия света. Она есть в каждой стране, в каждом городе, и это заряжает тебя.

— Путешествия – это ваше увлечение или уже образ жизни? Что это для вас?

Леонид Максимец: Путешествия – это необходимость, потому что, когда человек находится в одном городе долго, он начинает отождествляться с этим городом. Грубо говоря, ты становишься уровня своего города, а, как Эйнштейн говорил, нельзя решить проблему на том уровне, на котором она была создана. Чтобы решать проблемы развития, нужно обязательно выезжать. Это тебя отсоединяет от колыбели. Ты – как из гнезда – наконец-то расправляешь крылья! Это ещё 50 лет назад не могли сделать из-за «занавеса», это еще 100 лет назад не могли делать из-за того, что не было самолётов. Мы живём в уникальное время, когда можно по-настоящему раскрыть свой внутренний сердечный потенциал.

— Что вы привозите обычно из поездок? 

Леонид Максимец: Мы привозим смыслы. Да, конечно, мы привозим музыкальные инструменты и фото/видео, делаем свои передачи, но за всем этим стоят те ценности, о которых нельзя забывать. В этом наша миссия как творческого дуэта – донести до человека то, что в нём есть свет, что он разгорается изнутри, осчастливливает тебя и других – и это нормально! Не только то, что подконтрольные СМИ транслируют для своих задач. Есть ведь и альтернативное — андеграундное — искусство в противовес. Есть и добрый мир, ребята! Ты открой дверь, ты открой свой ум, отвлекись от тех принципов, на которые ты настроился, и перед тобой откроются чудеса.

— О дуэте заговорили… Дуэт называется FoxyHorse, да? 

Леонид Максимец: Это наш большой проект. Мало того, мы отказались от половины коммерческих съёмок, чтобы сделать его. С сентября мы пишем картины маслом, которые сочетают в себе часть видимого мира, часть невидимого, и в этих картинах с помощью способа передачи запечатлены смыслы. Это и не абстракция, и не реализм. Ты видишь что-то реальное, потом видишь то, что не может происходить, но если бы было расширенное восприятие, ты бы почуял определённые намёки на вещи, да?

«Рисуй каждый день, рисуй сердцем»

— Я знаю, что у Оли есть свой творческий проект, расскажи, пожалуйста, об этом…

Ольга Царёва: Да, SketchRock365. Это проект для поддержания творческого потока. Я хочу, чтобы больше людей могли позволить себе начать рисовать. Каждый день тренировать скилл (навыки). Это действительно расширяет восприятие мира, начинаешь замечать такие вещи, которые раньше были обычными. Присоединяйтесь!

— То есть абсолютно любой человек может присоединиться?

Ольга Царёва: Да, абсолютно! С абсолютно любым уровнем  рисования, можно даже начинать с нуля, потому что там методика другая. Сейчас такое классное время, что не нужно быть художником, Рафаэлем, задачи другие стоят. Можно просто начать рисовать и чувствовать мир.

Леонид Максимец: Оля просто немножко скромничает. На самом деле, каждый день этот человек до завтрака делает один рисунок, выкладывает его бесплатно и объясняет техники рисования любому, кто просто готов присоединиться, и ничего взамен. Каждый день она вливает эту энергию, чтобы поднять кое-что в людях. Когда художник начинает рисовать, он замечает мелкие вещи, что весной деревья стали не серые, а маджентово-красные, их линии стали плавными, как синички, которые заигрывают, становятся кругленькими. У деревьев тоже механизм, они живые. Ты замечаешь, что тени не чёрные, а синие. Это расширяет восприятие. И всё это двигает тебя как человека – от животного начала к воплощению бога.

— А как ты училась этому? Проходила специальное обучение или по наитию?

Ольга Царёва: У меня художественное образование, я училась на дизайнера 6 лет в УлГУ. И после этого, спустя долгое время, путешествия, поняла, что мне хочется фиксировать всё, но не долго, с помощью академического рисунка, а поймать момент и ощущение, чтобы было быстро. Так я стала изучать разные техники, методики, это очень сильно развито на западе, у них есть целый движ, течение. И  я узнала много новых «фишек» и техник, когда можно просто тренировать глазомер и рисовать из пространства очень быстро, не включая аналитическую часть мозга, это именно интуитивное рисование. И получается всё очень живо, объёмно – и это гораздо интереснее, чем точно выверенные моменты. Это концепция.

Леонид Максимец: На определённом этапе задачи художника разделились – и это произошло 100 лет назад. Когда появилась фотография, всё изменилось!  Раньше единственным способом задокументировать изображения событий была картина. И большинство школ было построено, чтобы отражать события и лица такими, какие они есть. Сейчас этим занимается фотография – и это освобождает художника от интеллектуального фиксирования. Он может шагнуть дальше, может воспринимать эмоциями, он может писать чувствами, может вложить какой-то месседж. Это то, что делает сейчас современное искусство. Есть люди, которые поняли, в чём «фишка», есть те, кто не понял. Пока их покупают одинаково дорого. Но в конце концов все, это выльется в мощный эмоционально-чувственный посыл человечества. Мы видим как приходит этот новый этап искусства. Поэтому не нужно современное искусство принижать. Это пока формирующийся росточек, не нужно на него кричать и давить тапками. Это вырастет и станет прекрасным.

«24 часа нас ничего не касается, кроме синиц, которых мы приручили»

— Выставку вы оба делаете, как я понимаю?

Леонид Максимец: Наши картины дополняют друг друга, они пишутся одновременно всегда. За 24 часа до написания картины у нас пост особый – очень диетический, абсолютная чистота наводится. То есть перед работой творческой 24-часовой ритуал проводится нами обоими тщательнейшим образом. Из-за этого наши картины дополняют друг друга. Если их повесить парой, месседж получается более объёмный. Хотя у нас разные стили. Но когда ты видишь одну и ту же идею, воплощённую разными стилями, разными художниками, это цепляет.  Информационно ничто 24 часа нас не касается, только синицы, которых мы приручили. Мы их понимаем. У них такие фразы конкретные, они помогают нам вставать, например. Они почему-то понимают, когда лучше встать, издают громкий звук на нас в нужное время, и мы просыпаемся сразу и в хорошем настроении. Это дружба межвидовая, то, что мы потеряли как цивилизация, но это тоже месседж. Мы можем снова дружить со всем миром! Можем снова поддерживать природу, животных, перестать вырубать леса, которые являются главным родителем высокого духа.

Такое мало кто делает, поэтому выставка будет совместная. Идея, которую мы доносим, раскроется наиболее полно, используя два таланта. Выставка пройдёт 18 мая в «Квартале» на Ленина. Уже дата зафиксирована, время забронировано. И ни одна картина ещё не была показана и не будет показана до 18 мая. В этот день вы впервые увидите, что мы делали с сентября – и это будет просто феерия!

— А синицы у вас дома живут или за окном? Где вы синиц берёте?

Леонид Максимец: Так получилось, что человек, когда пытается дружить с животным, подавляет его. Мы это заметили и не стали этого делать. Ровно на границе окна мы оборудовали им будочку, они могут лететь на балкон, спрятаться от ветра. Зимой они могут сидеть на балконе и между собой чирикать, они чувствуют себя безопасно. У нас всегда открыто. Но мы их никак не держим, не контролируем, только даём, и они нам только дают. Мы, когда еду накладываем, приветствуем их особым звуком. И когда видим их на улице, они нас приветствуют особым звуком. Понимаешь, насколько мир может быть чудесным на ровном месте, в Ульяновске, прямо здесь! Просто когда начинаешь обращать внимание и энергию тратить на те вещи, которые действительно важны: семья, близкие люди, здоровье, улыбки, позитивные мысли.

«Нас заряжают не деньги и не красные дорожки, а увлечённые люди»

— Я всем задаю вопрос про то, как вы зарабатываете?

Леонид Максимец: Чтобы увеличить уровень дохода, иногда нужно делать расфиксацию. То есть, например, зарабатываешь 24 тысячи, ты мыслишь на 24 тысячи. И думаешь: а вот поголодаю-ка я, возьму 12 тысяч, а две недели буду что-то новое изучать! Что мы и делаем с сентября: мы сознательно урезали себе доход в два раза, чтобы освободить много времени, чтобы подняться как профессионалы, как воспринимающие существа, как общественные деятели, которые хотят нести благо просто потому, что это нас заряжает. А заряжают нас  не деньги и не красные дорожки, заряжают нас такие люди, которые вокруг нас делают что-то крутое! Чтобы все такие: «Вау, вот это арт! Вот это идея! Вот это смелость!» (проект каллиграфической росписи на Соборной площади, реализованный Юрием Вольфовичем — прим. ред.). Это феерия! Чувак приехал из деревни и сделал то, чего не сделал ни один ульяновец. Это очень вдохновляет и заряжает (улыбается).

— Получилось, что вы сократили доходы намеренно, а могли бы не сокращать, а потом вложить эти деньги во что-то… 

Леонид Максимец: Работая больше, человек всё больше закрепляется в суетной, стрессовой ситуации. Прямо схватился! И говоришь человеку: ты офигенно напряжён, ты на грани срыва, тебе нужно в отпуск. Он говорит: нет, мне нужна работа! Эти люди теряют действительно важные приоритеты. И мы хотим их остановить: стоп! Что вас делает счастливыми? С семьёй сколько часов вы проводите и сколько на работе. Взвесьте это, осознайте! Не хватает месяца или двух, чтобы расфиксироваться. Стресс от работы с плотным графиком, который мы испытываем летом, работая по 12-14 часов, выветривается лишь на третий-четвёртый месяц. Реально нужно не меньше полугода, чтобы существенно расширить восприятие. И если ты опять вернёшься работать, оно сузится. Расширив его, ты должен брать уже другие проекты. Картины тоже продаются. Это новая попытка. Но для нас это важнее, чем заработать больше и остаться там, где мы были, потому что для человеческой души естественно – развиваться, проявлять внутренний свет и идти, идти, идти вперёд…

«Я буду читать сказки под флюоресцентную роспись каллиграфии в реальном времени и масштабе»

— Но всё равно получается, что вы снимаете свадьбы. Я часто разговариваю с разными фотографами, они говорят, что свадьбы – низ для ульяновских фотографов… Но получается, что вы с этим работаете?

Леонид Максимец: Просто мы снимаем свадьбу. Просто стилем, словами, жизненной позицией мы отделяем сегмент тех людей, с которыми не хотим работать. И остаются те, с которыми мы хотим! Мне комфортно работать с людьми, Оле комфортно работать с людьми, просто всё хорошее должно быть в меру, и я для себя определил – 22 свадьбы в год (обычно – 40), это чуть больше половины. Для Оли – это 10 свадеб, она больше не берёт, потому что это комфортный ритм. Ты не теряешь здоровье, не теряешь наслаждение жизнью. Это всё отражается  на видео. Ты делаешь видео на всю жизнь людям. И знаешь, как много людей делают его после работы и в плохом настроении?  Поэтому я лучше сделаю меньше свадеб, но сделаю так, чтобы они были тёплыми, чтобы они смотрелись как реальное семейное чудо. Главное – вот эту теплоту пронести, об этом почему-то забывают, когда создают медийный продукт, потому что есть большая конкуренция, гонка… Мы решили: стоп, хватит гонок, мы пойдём своей колеёй.

— Прочитала у тебя в соцсетях планы на год: запланировал снять несколько видеороликов, несколько музыкальных проектов, выставку – я поняла, что об этой выставке шла речь…

Леонид Максимец: Да, и выйдет ещё два альбома. Это истории-метафоры, которые я слышал в путешествиях, и альбом инструментальный, который тоже будет презентоваться 18 мая. Это будет целый концепт – визуальный, интерьерный, аудиальный. Идею мы доносим плотно. Мы не делаем на неделю выставку, проведём её за один день. Но этот день  будет чистым искусством, а не так: картины висят, здесь же стоят какие-то стулья, и думаешь: это выставка или просто зал и картины висят? Это будет вход в новое восприятие. Кто захочет, он впитает и использует. Кто не захочет – дверь открыта, выходи. Всегда есть свобода воли – развиваться или стоять на месте.

И ещё будет мероприятие 19 апреля накануне моего дня рождения, в полнолуние. Я буду читать сказки под флюоресцентную роспись каллиграфии в реальном времени и масштабе. Это будет в пространстве Arca Freedom вместе с Юрием Вольфовичем. Будет концептуальное, цельное событие. Не концерт, не выставка, это идея, в которую ты входишь и можешь что-то взять сверх — свет.

— Как приходят идеи, как они появляются и почему такие необычные? Флюоресцентная роспись – никогда о таком не слышала…

Леонид Максимец: Смотри, как я говорил, мысли возникают из темноты в нашей голове. Мы их либо используем, либо они идут дальше, исчезают опять в темноту, на той частоте, на которой мы их восприняли. Для создания шедевра что необходимо? Отсутствие суеты и тишина. Освободив время, особенно в монументальные даты колеса года, вот сейчас был конец масленицы, пришла весна  — это важный момент. Этот сегодняшний туман тоже можно было использовать для искусства как… хотя не будем про магию пока.

Просто направив глаз на мир, ты получишь вдохновение. Направив глаз внутрь себя, ты тоже получишь вдохновение, но в повседневном ритме наш глаз ни на чём не задерживается. У нас на это нет времени, и это та жертва, которую все подразумевают как само собой разумеющееся. Сознательно урезать доход не каждый решится. Зато это приведёт к новому уровню. Это просто выбор – ты выбираешь более спокойную и более стабильную жизнь либо она становится более интересной и в твоей голове возникают хорошие идеи. Надо следить за здоровьем и открытостью ума к новым идеям, потому что это большая проблема сейчас. У многих на голове есть корона: а, я это знаю, это понятно, я так же смогу! Нет, нифига не понятно! Нифига не сможешь! Послушай ещё раз, и ты поймёшь это с совершенно другой точки зрения. У тебя появится две точки зрения на один вопрос – и это будет совершенно другое.

«Люди – это основа, и наша задача – сделать как можно больше людей чуть сознательнее, чуть добрее, чуть сердечнее»

— Я хочу к Оле обратиться. А что тебя вдохновляет? Я видела китайский фотографии, недавно посмотрела Италию, самые разные уголки мира… Что больше вдохновляет?

Ольга Царёва: Наверное, больше вдохновляют аутентичные, тихие поселения, где видна повседневная жизнь, потому что в больших городах всё утрировано, они очень похожи друг на друга, а маленькие традиционные культурные поселения очень интересны. Например, в Китае очень здорово – люди ходят в традиционных нарядах. Мы специально выбирали такую деревеньку, чтобы посмотреть их стиль жизни. Колумбия нравится – там много туманов, гор и люди – классные люди! Они говорят всегда всегда con mucho gusto (с большим удовольствием – исп.)  – это так искренне у них получается!

Леонид Максимец: Мы как-то застряли на границе, из Эквадора переехали в Колумбию, не было автобуса, остались ночевать практически на границе. Там закрывалось последнее кафе, был очень уставший последний сотрудник. Ровно в 10 часов вечера он пошёл закрывать кафе, а когда нас увидел, сразу вернулся на кухню, потому что понял: нужно накормить путников. Он был смертельно уставшим, его рабочий день закончился, но, увидев нас, он взбодрился и сделал нам добро. Это вдохновляющие вещи! Колумбия, конечно, не самая эталонная страна с точки зрения общественности, хотя там происходит много правильных вещей. Люди – это основа, и наша задача – сделать как можно больше людей чуть сознательнее, чуть добрее, чуть сердечнее. Хотим воспринимать людей через сердце – и тогда всё наладится.

— Поговорим про музыку. Очень многие знают твои, Лёнь, проекты, связанные с необычным для Ульяновска форматом. Но я прочитала, что ты и рэп исполняешь…

Леонид Максимец: Рассказать длинную историю я могу или через сказку, или через рэп. Слушай, ведь уже записал же девять альбомов с рокерскими метафорами. Окей, давайте двигаться дальше!  Я не хочу играть рок-н-ролл 25 лет! Для меня кайф – пробовать мир: как клёво тут вокруг! Вот это я – любопытство, интерес, живость. Даже если я переключился на рэп, в нём будут прежние смыслы: никаких Фейсов и прочих «современных» деятелей. Те люди, которые поняли, что без природы нам хана, без осознанности нам хана, что с всетерпением к тем, кто этого не заслуживает тоже не очень — нуждаются в ощущении, что они не одни. Ведь есть  Армия света! Когда ты только начинаешь, ты как один огонёк.

Недавно вышел репортаж, что около моего дома, на проспекте Сурова, до сих пор стреляют. Я жил на Сурова 17 лет – и ходил с длинными волосами. Сколько драк и всего прочего я пронёс и свою точку зрения отстоял с 8 лет – о важности дружбы с природой, с животными, вообще со всеми видами. Ведь всё в мире связано!

Маленькое отступление, чтобы взорвать тебе голову: в американском штате Вашингтон есть лес, который вырубают, чтобы деньги от вырубки шли на образование. И вот 20 лет назад люди заметили, что медведи, которые там водятся, оставляют когтями следы на деревьях, портят древесину. Какое решение тогда приняли? Убить всех медведей. Их убили, а потом поняли, что на ранках дерева, оказывается, начинает расти гриб-трутовик, который является иммунной системой пчёл, а они кормят всё живое! Понимаешь, насколько человеку нужно быть аккуратнее в своих действиях? Он глуп, потому что отделился от этого суперорганизма.  Это по сравнению с мудростью природы. Сколько человеку как виду — 300 тысяч лет? А сколько миллиардов лет природе? Хочется спросить: «Ничто тебе не приходит в голову, венец мира?» Это же очевидно, если мыслить логически, но включается эго.

«Страх — это роскошь, которую нельзя себе позволять»

— У меня подрастает сынок, и я уже осмысливаю, как он будет подростком. Для меня это реальная проблема, потому что возвращаются все те вещи, которые были в моём детстве — группировки, перестрелки, драки возрождаются. Как сформировать в нём личность, чтобы он спокойно выходил в этот мир?

Леонид Максимец: Это очень большой вопрос. Расскажу свою точку зрения. Может быть, встреча твоего ребёнка с более сильным врагом с ломом и угрозой жизни станет отправной точкой, чтобы стать личностью. Если мы изолируем человека в пузырь, иммунная система не будет учиться на слабых микробах и при первой же серьёзной болезни организм может умереть. Поэтому важно  не ограждать от мира, а объяснять его и показывать, что есть не только во дворе, что это не единственная дорога. В 1995-м в моем окружении не было никаких намёков, которые получают современные дети. Сейчас есть интернет, есть более осознанные взрослые, видно, что мы движемся в хорошем направлении, несмотря ни на что. Всё идёт хорошо, но твой ребёнок неизбежно столкнётся с трудностями, которые ему нужно будет преодолеть. Твоя задача — понять, в чём его сила, и помочь этой силе раскрыться до того, как произойдёт конфликт.

— Что самое страшное было для тебя в подростковом возрасте?

Леонид Максимец: Не было страшно, не было такой роскоши. Если ты боишься, ты проиграл. В юношестве была ситуация вынужденного безупречного практикования знания, общение с другими классами так, чтобы понять друг друга, и все такое. Если были конфликты до драки, они всегда были необоснованными. Если кто-то нападал так, это были беспредельщики – били со спины, дрались четверо против одного. Но они уставали быстрее, чем ты: сила духа может обескуражить. Человек, проявляющий агрессию и низменные эмоции, слаб, но в этом никогда не признается, и не дай бог, ты ему об этом скажешь. Это стало частью моего становления и понимания мира. В 1990-е ситуация была грязной – это было беспределом на фоне бедности. Но рождающееся сейчас поколение уже не испытывает влияния того периода. Я не согласен, что всё возвращается: да, на окраинах есть стычки, но ситуация совершенно другая. Мы видим, что город меняется, преображается, несмотря на то, что бывают идеологические конфликты с молодёжью. Перемены происходят не без участия тех людей, которые ради проектов жертвуют своим временем и силами: это Павел Солдатов, Юрий Вольфович… Они десятилетиями бесплатно организуют высоковайбовые события. Это всё даёт людям окошечко в другой мир – хороший, в котором они счастливы, просто выходя на улицу. У них не такого: проснулся, секунда счастья – и пошло: надо на работу, не хочу, опаздываю…  Ты же можешь встать, подоить корову, прорастить гречку и быть абсолютно счастливым! Но ты: нет, лучше я буду зарабатывать, а в 70 лет пойму, что всё было не так. Настолько мы упёртые!

«Нужно упорядочивать пространства и проращивать в них жизнь»

— Недавно был такой случай: стилиста Сергея Зверева вызвали в полицию для составления протокола об административном правонарушении после того, как он провел одиночный пикет в центре Москвы в защиту озера Байкал. Как думаете, это реальная проблема нашего государства – вести человека в полицию, даже если он вышел с гуманной целью?

Леонид Максимец: Сначала надо вспомнить конституцию – это то, о чём забывать не надо. Этот случай – примета того, что действует двойной стандарт. Мы придумали миллион законов, но даже основной не соблюдаем. Вот насколько всё десинхронизировано. Но русский народ очень терпелив. Вот мы не терпеливы, но мы свой протест выражаем творчеством,  мы не играем с законом. Но ведь нельзя запретить говорить! Что касается известных личностей: чем более ты медийный, тем более защищён. Часто жестокое обращение с медийной личностью ставит на ней клеймо мученичества. Этого сверху точно не хотят.

И второе. Я расскажу сказку: мне приснилось, что я иду по городу  и составляю карту, на которой отмечаю чёрные и белые места. Чёрные – это те, что связаны со смертью например, могильники или мрачные заборы. Мы идём на набережную Волги – а там чёрные руки (международный памятник доброты в виде одуванчика из рук – прим. ред.). Это вдохновляет? Это подавляет! Тебя отталкивают ржавые чугунные руки. При этом само место называется Аллеей искусств. Даже конкурса на этот памятник не было, всё сделали под шумок и всех это устраивает. А нас не устраивает! Нужно упорядочивать пространства и проращивать в них жизнь. В своём сне я смотрю на карту города и замечаю, что чёрных точек становится больше.

Многие парки устроены так, что все люди проходят через объект смерти: не можешь свернуть с дороги, не пройдя через какой-то объект с мраморной плитой. Память почитать хорошо, но любовь к тем, кто сражался за нас, жертвовал собой, мы храним внутри. Если же ты делаешь чёрную плиту, это даёт обратный эффект. Люди боролись за то, чтобы мы праздновали жизнь, но включилась ловушка эго. Люди уходят либо в прошлое, либо в будущее. Живёте ли вы настоящим? Многие залипают в прошлом, вспоминая трудные времена. Как это вас двигает или заряжает? — Почему вы это обсуждаете? — Все это обсуждают. — Вы это знаете, и вас всё устраивает? Элементарные вещи приходится объяснять. Что мы хотим в городе испытывать: вдохновение или угнетение?

У нас сейчас появились зелёные фигуры, жёлтые фонарики, это хорошо. Положительные моменты есть. Появился представитель молодёжи — ночной мэр Павел Андреев, тот человек, которого на руках носить надо. Но вместе с положительными моментами сильно наследие 1990-х, инертность, постоянно ведутся одни и те же разговоры. Никому не нравится, но все боятся разговор прекратить, чтобы не отрываться от коллектива. Но мы же можем этот же разговор направить в другое русло, чтобы сделать себя счастливее, лучше. В моём сне Армия света перекрасила всё белым, снеся…

— Здание правительства?

Ольга Царёва: Просто заменив все памятники на белые, которые транслируют высокие чувства…

Леонид Максимец: Что транслировал умерший в своей жизни? Грусть? Нет, его повесили туда, за героизм, за проявление любви к жизни и близким. Зачем выражать его деятельность противоположным образом?

Ольга Царёва: Около обелиска (на площади 30-летия Победы — прим. ред.) поставили ужасный памятник. Я когда увидела, у меня всё в груди сжалось — два мёртвых ребёнка. Памятник чёрный, и у них такие лица… От него идёт страшный вайб, а рядом ещё подземный переход. В этом месте сейчас даже людей стало меньше, все стали переходить. Потому что это очень серьёзно.

«Мы сдвигаем кресла — рушится здание. Но взаимосвязи мы не видим»

Леонид Максимец: Это связано и с интеллектуальным восприятием мира. Мы всегда полагаемся на свой мозг: тут полочка, тут полочка, один, два, три, один, два, три… Наш спектр восприятия — крошечный, мы даже ультрафиолет не видим, что уж говорить обо всём диапазоне, о связях, которые лежат вне нашего восприятия. Мы сдвигаем кресла — рушится здание. Но взаимосвязи мы не видим. На самом деле, всё со всем связано, и нужно расширять это восприятие, переходя к более сбалансированной точке зрения на мир. Интеллект при суетном сердце принесет страшный хаос. Интеллект в руках человека без сердца — это оружие. Но если он в руках человека, стремящегося к свету, — это оружие Армии света. Такие, как мы, говорят: давайте здесь лампочку зажжём. К нам присоединяются другие. Мы зажжём ближайших к нам людей, те — других, и вот так мы будем отдаваться этому всецело. Мы путешествовали и видели, как это работает, видели многослойность мира, общались и с шаманами, и с духовенством, и с простыми людьми по всему миру, это, конечно, не вмещается в формат одного интервью. Наш мир уникален, и нам придётся отстаивать его красоту, и лучше это делать раньше.

— Трудно ли художнику противостоять чиновникам, людям, которые сверху спускают свои директивы и требуют, как в случае с памятником детям: так и никак иначе?

Леонид Максимец: В Мексике говорят: нас сажали, но они не знали, что мы семена. Художника, к сожалению для него, нельзя остановить. Его зона ответственности — это направление всего общества. Он, как смотрящий на корабле, говорит: ой, айсберг, ой, земля, давай туда. И довлея над людьми искусства, чиновники рубят сук, на котором сидят. Они просто лишают себя глаз — глаза уходят в андеграунд, за границу, потому что искусство всегда реализуется. Нельзя запретить творить, запретить идею, когда её время пришло. Необходимо вести диалог, взаимодействовать не только на словах. А сейчас много говорят впустую — о поддержке предпринимательства, творчества, но ничего не делают. Художник противостоит не только правительству, он противостоит всему. Его задача — чтобы общество развивалось. И здесь возникает парадокс: по роду занятий нам нужно обострять восприимчивость, становиться более чувствительным. С другой стороны, мы постоянно испытываем сильные агрессивные и необоснованные обвинения. Товарищи художники, просто оставьте это. Это удобрения, на которых вырастет дерево. Конфликт — это поле действия художника. Не нужно задавливать художника, иначе вы упустите момент развития общества и отстанете. И тогда возникают бОльшие проблемы — появляются более радикальные художники. Мы с тобой можем говорить открыто, глубоко, всеобъемлюще. Но если я буду говорить резко, обвинять тебя, что ты задаёшь не те вопросы, мы не будем честны. Страх — это первое искажение, которое мы должны преодолеть. Чиновники должны преодолеть свой страх перед художником. В Ульяновске художники и не творят ничего серьёзного, даже социальные проекты предельно нежные по сравнению с тем, что происходит в Европе или США. Никто не отнимает власть. Мы просто показываем: берег там, остров там, лава впереди, здесь риф. Не хотят смотреть — это их карма. Ответственность несёт каждый, и если он будет открыт, всё будет хорошо. Искусство, в отличие от простого самовыражения, старается сделать человека возвышенней. И с этой позиции сразу становится понятно, что искусство, а что нет. Матерное слово на стене — не искусство, а работа Холтова, который делает красивые граффити в нужных местах, адаптируясь под стены, старается для возвышения общества, — это искусство. То есть искусство — это транзит человека из его невежественного состояния в более осознанное. Можно облить это критикой и остаться на своём месте, а можно попытаться понять и стать более объёмным человеком.

— Когда мы договаривались об интервью, ты сказал: важно, чтобы это приносило радость. Как найти в себе радость, даже если тебе плохо, у тебя кризис, депрессия?

Леонид Максимец: Мы постоянно что-то транслируем, вот в чём важность. А транслируем то, на чём чаще концентрируем внимание. Если вы в подавленном состоянии, скорее всего, кто-то «помог» начать. Но теперь наступила ваша ответственность — в каком состоянии существовать дальше. Значит, вы долго держали внимание на одной чаше весов и потеряли баланс. В йоге говорят: «При появлении деструктивных мыслей, мгновенно переключись на культивирование (заботу) противоположных мыслей». И вот мы смотрим видео, как учёные спасают леса, спасают пчёл, как «Хаббл» фотографирует вселенную — и находим баланс. Эрос, Танатос — это всё об одном и том же. Важно правильно найти равновесие в этом и делиться своей радостью с другими.

Фото Леонида Максимца и Ольги Царёвой


Дорогие читатели, друзья! Вы можете поддержать дальнейшее развитие сайта, переведя любую доступную вам сумму с вашей банковской карты или из кошелька Яндекс.Деньги (для выбора способа перевода нажмите соответствующую кнопку рядом с полем "Сумма"). Комиссия не взимается! Все поступившие деньги будут направлены на то, чтобы сделать контент сайта ещё более интересным и разнообразным.