Артём Петров: «Журналист должен привезти готовый материал, даже если его одного выбросят в поле» | Darykova.Ru

Артём Петров: «Журналист должен привезти готовый материал, даже если его одного выбросят в поле»

Рубрики:
Коллеги
Подпишитесь на обновления:
Instagram | Facebook | ВКонтакте

Школа журналистики Дарьи Рыковой


«Камера, мотор…», то есть «респиратор, перчатки, антисептик»! Так теперь начинают свою работу сотрудники регионального телевидения. Карантин карантином, но телевизионщики выходят на работу ежедневно, будь то запись в студии или выезд «в поля»… Сегодня хотелось бы познакомить читателей с одним из главных лиц ульяновской ГТРК «Волга» Артёмом Петровым. Мы с ним знакомы пять лет, и за это время он из совсем юного начинающего телекорреспондента стал ярким и умелым знатоком своей профессии.

Сейчас Артёму всего 24 года, но к тому, чем он занимается сейчас, молодой человек шёл практически с детства. Единственное, что отличает его от взрослых коллег (если тут сравнения вообще уместны) – незамыленный взгляд, неутомлённые руки и настоящая влюблённость. В профессию.

— На сегодня моя официальная должность звучит так – «ведущий программы филиала ВГТРК — ГТРК «Волга». Понятно, что это лишь записано у меня в трудовой книжке, на самом же деле приходится делать много всего ежедневно, включая выходные и праздники. Ты же сама знаешь, когда все отдыхают, мы тоже работаем. Основная деятельность — я корреспондент программы «Вести — Ульяновск», ещё редактирую и веду программу «Вести. Дежурная часть — Ульяновск». Если требуется, могу быть и корреспондентом федеральных «Вестей», а с декабря прошлого года я ещё редактор и ведущий главной политической программы региона — прямого эфира с губернатором. Сейчас, например, работаю над сюжетом, который сегодня вечером выйдет на телеканале «Россия-24». Ульяновском всё не ограничивается!

— Наверное, сейчас больше всего сейчас приходится говорить о пандемии, карантине, самоизоляции. Или не только?

— Естественно, основная повестка – это пандемия коронавирусной инфекции. Очень много всяких разных фейков в социальных сетях разлетается… У меня уже не первый раз спрашивают: «А правда ли, что надо лбом к окну прислоняться, чтобы какое-то облучение получить?». Многие действительно поддаются на провокации в соцсетях и готовы выполнять самые нелепые вещи. Для того чтобы развеять все мифы, мы как раз повестку дня соблюдаем уже на протяжении месяца.

— На работе меньше времени проводите? Получается снимать сюжеты из дома?

— Да, конечно, у нас сейчас наши системные администраторы напряглись и смогли сделать шикарную бесперебойную линию для работы из дома. У нас бригады поделены по неделям: часть коллектива неделю работает из дома, другая часть находится в это время на работе, а потом меняемся.

— Насколько я помню, ты на телевидении мечтал работать с раннего возраста. Сколько лет шёл к мечте?

— В детстве я вовсе не мечтал работать на телевидении! Это случилось спонтанно, когда мне было 13 или 14 лет. Я тогда жёстко увлекся футболом – но я не играл в него, а освещал игры. Было принято стратегическое решение – создать свой Youtube-канал. Футболисты ульяновской «Волги» стали там появляться несколько раз в месяц. Это был мой седьмой-восьмой класс, понятно, какого качества тогда были видео, но они постепенно набирали просмотры. Но я учился на своих ошибках, и в один прекрасный день мне написал Вячеслав Акрамовский, руководитель «Первого молодёжного телеканала», тогда он ещё существовал. Он пригласил меня на собеседование. Так я и попал на телевидение!

— На «Первом молодёжном» ты сколько проработал?

— Больше четырёх лет. Сначала был корреспондентом программы «Новости на «Дожде», с этим каналом тогда партнёрились, потом настала эпоха замечательных «Хит-news». Нам позволяли самые разные форматы, и это смотрелось довольно органично. Сейчас, конечно, я не смогу делать так, как делал тогда, потому что заточен на официальные мероприятия и серьёзные новости. Да, кстати, мой проект с Youtube-канала перерос в настоящую программу «Волжский обзор». Ведущему (то есть, мне) было 16-17 лет. В 18 я уже понял, что «засиделся», пора двигаться дальше. Я прошёл буквально полтора километра – от гостиницы «Венец», где располагался «Первый молодёжный», до «Советской», где был «Репортёр», — и нашёл новую работу. Тогда «Репортёр» назывался ещё «Рен-ТВ – Ульяновск». Там я тоже остался на четыре года.

— Почему же ушёл оттуда на ГТРК «Волга»?

— На государственной телерадиовещательной компании совершенно другой охват аудитории, новые возможности, огромные перспективы дальнейшего роста. Не воспользоваться такой возможностью мог бы только совсем недальновидный человек. Изначально я сюда пришёл на «декретную» ставку корреспондента, но буквально через месяц у меня закончился испытательный срок, и я стал ведущим программ. Месяца через два-три я стал вести эфир.

Артём Петров с коллегами из ульяновских СМИ на медиафоруме «Правда и справедливость»

— Насколько после этого изменилась твоя жизнь?

— Как всегда, ложиться приходится поздно, вставать – рано. У меня даже в служебном удостоверении написано, что рабочий день длится 24 часа. Понятно, что когда ты работаешь корреспондентом, тебя могут выдернуть на съёмку в любое время дня, в праздники, и ты поедешь освещать любое событие. Но по-другому мне уже и не представляется. Журналисты без этого темпа жить уже не могут, думаю, ты со мной согласишься.

— Прогнозы показывают, что будущее – за онлайн-СМИ. У вас же, даже в условиях пандемии, методы работы остаются традиционными…

— Наши коллеги с телеканала «Россия-24» уже больше месяца работают из дома. Это реальный опыт. Но федеральные СМИ отличаются от региональных. Например, у нас нет такого объёма вещания, а сотрудники больше нужны в телецентре. Напомню, мы выходим в определённые временные рамки, и к этому времени выпуск должен быть подготовлен. Ещё у нас идёт наложение по времени на двух телеканалах – на «России-1» и на «России-24» новости выходят с разницей буквально в пять минут. Один ведущий и одна режиссёрская бригада, естественно, не могут разорваться надвое. Но, повторюсь, возможность выхода в эфир из дома у нас есть, и если будет нужно, мы это сможем сделать.

— Расскажи, насколько тебе приходится быть многофункциональным на своём рабочем месте.

— Я уверен, что журналист должен уметь делать абсолютно всё, он как универсальный солдат. Если даже его выбросят в поле с телефоном, он должен привезти оттуда готовый материал. Я умею снимать, умею монтировать сюжеты, причём, иногда я снимаю и для федеральных эфиров. С одной стороны, мне это очень нравится, а другой, у меня, по словам коллег, это получается. Когда сам делаешь что-то, ты это прорабатываешь, продумываешь, какая картинка тебе нужна, под какие слова ты будешь ставить эти кадры. И гораздо быстрее в этом случае сюжет смонтировать самому, чем сидеть вместе с режиссёром.

— Не так давно мы общались с Михаилом Белым и говорили о том, чего не должен делать настоящий журналист. Он сказал, что не приемлет, когда идут против морали. Что считаешь недопустимым ты?

— Я считаю, что недопустимо выдавать в эфир непроверенную информацию, потому что она может вызвать некий деструктив в обществе. Мы несём ответственность за каждое сказанное слово. Это не только по закону, моральная ответственность тоже никуда не девается. Каждое слово может быть воспринято буквально, и журналист должен воспитывать в себе моральные качества, чтобы осознавать свою ответственность. У нас в прошлом году была ситуация, когда нужно было выпускать сюжет про пожар, но до последнего было не ясно, есть там жертвы или нет. Корреспондент звонил, в одном ведомстве говорили, что жертвы есть, а в другом эту информацию опровергали. Диктор уже сел в эфир с пустым листочком – точных данных так и не было. И только во время эфира смогли подтвердить, что погибшие есть. Так бывает, время для нас очень важно, но мы готовы работать до последнего, чтобы выдавать проверенные сведения. Фейков, конечно, никогда не было. Ведь после корреспондента текст всегда вычитывает редактор, а у него должность такая – вызывать сомнения и докапываться до каждой фразы. То есть ты ежедневно должен перед редактором доказывать, почему так, а не иначе, должно прозвучать с экрана.  

— Скажи, а с кем сложнее всего работать – с обычными горожанами, с экспертами, с чиновниками?

— Сложностей у нас нет, люди у нас открытые. Я сегодня буквально ходил в рейд с дружинниками и полицейскими, проверяли соблюдение режима самоизоляции. Я почему-то думал, что всё будет сложнее, но нет – люди останавливаются, отвечают на вопросы… Что касается чиновников, не знаю, как в других СМИ, но мы до любого чиновника можем дозвониться и днём, и ночью. 31 декабря у нас был интернет-эфир, и мы спонтанно решили позвонить губернатору и мэру. Просто хотели узнать, как они будут отмечать новый год. Мэр сразу же ответил и рассказал. Позвонил губернатору, сначала ответил его помощник, а уже через несколько минут перезвонил сам Сергей Иванович. Они доступны!

— Ты часто ведёшь эфиры с губернатором. Насколько это сложно делать? Бывает ли так, что приходится задавать ему неудобные вопросы?

— Люди могут не поверить, но с большими начальниками общаться гораздо проще, чем со многими муниципальными. Морозов — интересный собеседник. Безусловно, чтобы весь эфир поддерживать разговор, ведущему необходимо детально разбираться в конкретной ситуации. Иногда приходится резко (буквально на полуслове) обрывать речь губернатора. Телевизионные эфирные рамки в этом смысле достаточно суровы, и перебирать нельзя даже секунду. Морозов прекрасно это понимает. Про неудобные вопросы. Мне кажется, он готов ответить на каждое обращение. Вопрос в том, что их слишком много. Во время рекламы и после эфира работа над вопросами от граждан продолжается. Зачастую это очень жёсткие вопросы. В конце прошлого года мы в эфире дали ролик, снятый и смонтированный обманутыми дольщиками с улицы Панорамной. Через неделю Морозов в этой же студии вручил первые ключи от квартиры, перед этим освободив от должности профильного министра. Спонтанным было и моё предложение поехать вместе с ним сразу после эфира в один из дворов, где была настоящая свалка. Поехали. Таких примеров много.

Артём вместе с губернатором Ульяновской области Сергеем Морозовым и советником по велодвижению Татьяной Балашовой

— Что у тебя в планах? Уезжать не собираешься?

— Тесные контакты с Москвой у меня налажены, мы плодотворно сотрудничаем. Но пока уезжать не хочу. Я понимаю, что нужен в Ульяновске. Могу сказать точно – билет на самолёт в одну сторону у меня не куплен!

Понимаю, что свободного времени у тебя мало, но если оно вдруг появляется, чем ты занимаешься?

— Как ни странно, я читаю новости. Мне просто нравится это делать. Даже если удаётся куда-то пойти с друзьями вечером в пятницу, когда в выходные не нужно работать, мне друзья постоянно говорят: «Положи телефон, хватит читать!». Видимо, мне их на работе мало. Ведь новости происходят в режиме 24/7, постоянно происходит что-то новое. А я думаю о том, что завтра мне на работу, нужно что-то снимать и, естественно, быть в курсе. Работа происходит всегда.

— А новости ты обычно где читаешь?

— На официальных ресурсах и в Telegram-каналах. Но и здесь важно понимать, что Telegram – хороший способ получить оперативный инсайд, но его необходимо перепроверить, ведь, в отличие от нас, он ответственности за недостоверную информацию не несёт.

— Что за последнее время тебя удивило, рассмешило? Расскажи какую-нибудь историю со съёмок.

— Больше всего в нашей работе, конечно, ценишь людей. Я, например, очень люблю выезжать куда-то далеко в область или даже в соседние регионы, по городу ездить мне уже не так интересно. В Новоспасском районе есть замечательное село Троицкий Сунгур, там местные казаки реставрируют технику военных лет. Я впервые там побывал два года назад, в январе, это был рядовой объезд с губернатором. Случайно в разговоре с атаманом я узнал, что они отреставрировали и поставили на ход танк времён Великой Отечественной войны. Раньше он находился в болоте под Псковом, лежал там вместе с экипажем почти 60 лет, а потом его оттуда извлекли, привезли с Троицкий Сунгур, где он тоже простоял на постаменте. И вот два года назад его вернули к жизни. Я был не только одним из первых, кто это увидел, но и проехал за рычагами этой машины. С каждым годом там появляется всё больше и больше такой техники, и мы туда с удовольствием приезжаем снимать её. Мне очень жаль, что я не смогу туда приехать в этом году ни 8, ни 9 мая. А ведь они каждый год проводят свой парад Победы! Когда смотришь на то, как люди в маленьком селе чтут подвиг всего народа, с каким трепетом они это восстанавливают, хочется приезжать туда снова и снова.

…И Артём возвращается к монтажу сюжета, ведь его работа не заканчивается никогда.

Фото предоставлено героем публикации

Дорогие читатели, друзья! Вы можете поддержать дальнейшее развитие сайта, переведя любую доступную вам сумму с вашей банковской карты или из кошелька Яндекс.Деньги (для выбора способа перевода нажмите соответствующую кнопку рядом с полем "Сумма"). Комиссия не взимается! Все поступившие деньги будут направлены на то, чтобы сделать контент сайта ещё более интересным и разнообразным.