Потенциальный губернатор. Коммунист Алексей Куринный готов бороться за кресло главы Ульяновской области | Дарья Рыкова

Потенциальный губернатор. Коммунист Алексей Куринный готов бороться за кресло главы Ульяновской области

Рубрики:
Политика

В 2020 году в Ульяновской области пройдут выборы губернатора (есть мнение, что они могут быть досрочными). О своём решении принять участие в этих выборах заявил депутат Госдумы России, член КПРФ Алексей Куринный, известный своим критическим отношением к действующей региональной власти. Мы встретились с Алексеем Владимировичем, поговорили о его предвыборной программе, проблемах региона, о его «родной» сфере — здравоохранении. Интервью сопровождается комментариями политологов и критиков Алексея Куринного.

Сайт darykova.ru готов предоставить площадку для высказывания мнений потенциальным кандидатам в губернаторы Ульяновской области из любых политических сил. Редакция не призывает поддерживать ту или иную кандидатуру. Мы хотим представить читателям всестороннюю картину политического поля и помочь разобраться, какие идеи выдвигает тот или иной политик.

«Однозначно скажу, что большой идиотизм, который сейчас творится в Ульяновской области, закончится», — сообщил Алексей Куринный своим подписчикам в соцсетях после того, как прошла информация о его возможном выдвижении на пост ульяновского губернатора. И, разумеется, эту цитату подхватили многие местные СМИ. Куринный — заметная личность в ульяновской политике, по сути, единственный серьёзный оппозиционер действующей власти, как утверждают политологи.

Мне понравилось, что Алексей Владимирович легко идёт на контакт и очень быстро назначает время интервью. Я остаюсь после одного из запланированных круглых столов по теме нехватки лекарств, и Куринный говорит коллегам-однопартийцам: «Поезжайте, а я пешком прогуляюсь». Конечно, для Ульяновска и ульяновцев он свой, ведь его политическая активность продолжается уже больше 15 лет. И несмотря на то, что сейчас он депутат Госдумы РФ, о проблемах региона знает не понаслышке. Впрочем, об этом он сам рассказал.

«Есть шесть-семь районов Ульяновской области — это электоральная Чечня. Поэтому, скорее всего, там был сделан задел чуть больше 50%, и второй тур не состоялся»

— Не так давно вы заявили о желании баллотироваться в губернаторы Ульяновской области…

— Это не я заявил, а партия меня выдвинула. Она заявила, что от КПРФ будет кандидат — не важно, досрочно они пройдут или в срок. Не исключено, что они будут досрочными.

— Для вас это не первый раз. То есть такие амбиции у вас есть давно…

— Это второй случай.

Как думаете, в этот раз у вас больше шансов?

— Пока трудно говорить, но, скорее всего, да. Шансов гораздо больше. Люди устали от Морозова, от «Единой России», от кучи нерешённых проблем, которые накопились. От такой диссоциации между реальностью и тем, что заявляется в официальных речах, и, так скажем, от некоторого властного идиотизма, какой бывает у человека, который долго находится у власти и уверен в своей непогрешимости, в абсолютной верности своих решений. И, к большому сожалению, ни окружение не может сказать ничего адекватного, ни сам он не хочет слышать ничего. Это не персональная болезнь конкретно Морозова, Иванова, Петрова… Таково действие власти, когда человек, находящийся длительное время на высоком посту, все менее и менее связан с теми проблемами, который он же и призван решать.

— В прошлый раз у вас тоже были достаточно большие шансы занять этот пост, но вам предложили альтернативу — место в Госдуме…

— Мне ничего не предлагали. Нам не хватило 3%, чтобы был второй тур. Я предполагаю, что эти три процента, даже больше, не были учтены при фальсификации данных избирателей сельских районов. Это регулярно выявлялось, а на последних выборах даже возбуждались уголовные дела. Есть шесть-семь районов Ульяновской области — это своеобразная электоральная Чечня. Поэтому, скорее всего, там был сделан задел чуть больше 50%, и второй тур не состоялся. Если бы он был, я не могу прогнозировать результат. Вряд ли он был бы благоприятным для Морозова. Выборы в Государственную Думу никак не пересекались, тем более не обговаривались ни с кем. Там была жёсткая борьба и победа с перевесом в 800 голосов об этом говорит. Всего 800 голосов из 80 тысяч.

Николай Васин, политолог:

Я думаю, у Алексея Куринного есть все шансы стать губернатором. Сегодня он самый популярный из оппозиционных деятелей Ульяновской области. Последние выборы показали, что рейтинг его поддержки растёт. Решение принять участие в новых губернаторских выборах принято не на пустом месте, а с учётом политической ситуации в нашем регионе. В прошлых губернаторских выборах влияние «Единой России» ещё не было таким ослабленным, как сейчас. Она смогла консолидироваться и поддержать Сергея Морозова, хотя набранные им 54% — результат не очень убедительный среди губернаторов, в 2016-2017 годах это был худший результат. Насколько я знаю, Алексей Владимирович входит в список 100 наиболее перспективных молодых политиков РФ, с ним знакомы в администрации президента, к нему присматривались, поэтому жёстко противостоять ему не будут. Ему дадут возможность реализовать свой потенциал.

— Не так давно в России снова прошёл так называемый «губернаторопад». Сместили глав самых разных регионов. Как на ваш взгляд, почему Сергей Морозов до сих пор удерживает свои высокие позиции?

— Здесь есть разные моменты. Многое решают и личные связи, в том числе в администрации президента. Даже несмотря на падение рейтинга и ухудшение социально-экономической обстановки, официальные цифры подаются хорошие, когда слушаешь губернатора, хочется радоваться за Ульяновскую область. Как у нас всё развивается и растёт! Где-то за рамками внимания остаются и низкие зарплаты, и разваленная полностью медицина, о которой мы сегодня говорили, и тотальная коррупция, которая присутствует в регионе… Показуха сплошная: в отчётах всё растёт. Те, кто принимает решение и вызывает этот «губернаторопад», они в первую очередь ориентируются на эти отчёты, во многом липовые, на личные особенности человека… Кроме того, решения принимаются проще, если регион контролируем сверху. Когда можно убрать одного провластного губернатора и поставить другого. Сейчас, видимо, ситуация в Ульяновской области не слишком простая, чтобы так поступить. Поэтому проще держать всё более непопулярного, но не отдать область политическим оппонентам.

Кого вы можете считать своим конкурентом в предвыборной гонке?

— Я думаю, будет два кандидата, как обычно. Всё остальное — это попытка размыть голоса, это «спойлеры». Опять «Справедливая Россия» кого-то может выставить, это мёртвоживущий проект на территории нашей области, опять вытащат господина Сурайкина, отмоют в очередной раз и дадут денег. Может, ещё от каких-то сил попытаться растащить голоса, от «Гражданских платформ» и чего угодно. Но мне кажется, вопрос о руководителе будет решаться между правящей партией и КПРФ. Или скрытой «Единой Россией», если кандидат пойдёт как самовыдвиженец, как сейчас принято, учитывая падающий рейтинг и токсичность самой партии «Единая Россия».

— Насколько я знаю, вы же раньше состояли в «Единой России». Почему же вы перешли из одной партии в другую, потом в третью?

— Не секрет, что я состоял в «Единой России», но это было очень давно. Членом КПРФ я являюсь уже 9 лет, убеждённым членом КПРФ. Я просто дого шёл к той программе, к тем целям и установкам, которые сегодня реализует наша партия. На заре зарождающейся «Единой России», в 2004 году, я был в этой партии. К большому сожалению, уже тогда она показала свою бюрократическую структуру и невозможность и нежелание решать людские проблемы. Именно тогда реализовывался 122-ой закон на уровне региона, отнимались льготы у наших ветеранов достаточно жёстко, и установка была такая: либо ты голосуешь, как все, либо ты не член партии. Я предпочёл последнее, поэтому далее уже перешёл в достаточно оппозиционную на тот момент «Родину», которая, если вы помните, автоматически преобразовалась в «Справедливую Россию». А она, в свою очередь, стала на региональном уровне инструментом местных олигархов — господина Доронина и господина Родионова в последующем, — тех, кто просто её использовал в своих целях. Естественно, я был против этого. И, разумеется, после ряда заявлений с формулировкой «за дискредитацию губернатора Ульяновской области» (очень интересной для оппозицинной партии) я был из этой партии исключён. Всё. А уже в 2010-м году абсолютно сознательно вступил в коммунистическую партию Российской Федерации.

— На данный момент уже есть предвыборная программа или её намётки?

— Конечно, есть. Она дорабатывается, мы её опубликуем если не в ближайшее, то в прогнозируемое время. Что менять, как менять, там будет описано. Это будет переработанная программа 2016 года, но хорошо переработанная…

Население области стремительно сокращается. С 2005 по 2016 год мы потеряли около 100 тысяч человек. Ежегодно Ульяновскую область покидают в поисках лучшей жизни тысячи молодых людей. Ульяновская область стала территорией с самой низкой заработной платой, разрушающейся коммунальной и социальной инфраструктурой.
Буйно цветет коррупция. 4 министра областного правительства из команды Морозова, а также несколько депутатов-единороссов осуждены за коррупционные преступления. Член Совета Федерации — представитель губернатора Ульяновской области — до сих пор находится в розыске.
Несколько миллиардов рублей бюджетных денег ушли за годы правления Морозова на ремонт дорог. Только вот состояние самих дорог от этого лучше не стало. Государственного доступного и бесплатного здравоохранения почти не осталось, люди брошены на самовыживание…
Я не могу обещать, что в случае избрания меня губернатором ситуация мгновенно изменится. Но без смены руководства области, без новых идей и подходов позитивных изменений просто не будет. (Из программы Алексея Куринного 2016 года).

Алексей Куринный с однопартийцами

«Здравоохранение — это давно уже одна из наиболее болезненных точек нашей области, это полный провал»

— Давайте поговорим о тех проблемах, которые до сих пор остро стоят в Ульяновской области. К примеру, та область, которая вам близка, — здравоохранение.

— Эта область системно разрушена. И в части финансирования, и в части эффективного использования средств, и в части откровенного воровства, поощряемого на высоком уровне. Не буду кивать, но я думаю, без первого лица реализация такой схемы была бы невозможна. Поэтому здравоохранение — это давно уже одна из наиболее болезненных точек нашей области, это полный провал. Недоступность, платность, неэффективность, это я ещё опускаю кадровые проблемы, инфраструктурные проблемы и всё, что с этим связано. Решить эти проблемы помогут новые кадры и финансирование. Тот, кто будет реализовывать, я уверен, здесь нужны кадровые изменения, несмотря на то, что много профессионалов в медицине работает. Или вынуждены работать в этой системе, выживает в ней. Перестраивать надо. Молодёжь туда идёт, но не так, как надо. У молодых специалистов в этой сфере зарплата не самая высокая, она не дотягивает до тех цифр, которые установлены в «майских указах» президента. Чтобы прийти к средней зарплате, нужно, в лучшем случае, лет 5-10 отработать, при этом работать на две ставки. Тогда, может быть, среднюю ты и получишь, ту, которая упоминается в официальных отчётах.

— Но, конечно же, в регионе есть и другие проблемы.

— Но не только здравоохранение нужно перестраивать, а все структуры управления. Сегодня всё управление областью выстроено очень центрично, на любое решение — начиная от глобального и заканчивая строительством туалета в сельском поселении — необходимо указание губернатора. Я понимаю, что и федеральная власть во многом так выстроена: когда дорогу в дальнем селе на Урале делают только в том случае, если люди смогли дозвониться на прямую линию Путина. Такое копирование неэффективно, потому что никаких системных вопросов не решается. В лучшем случае, затыкаются дыры, в худшем, деньги просто идут не туда. Перестройка системы управления должна быть основана на подборе профессиональных и честных людей, не связанных клановыми обязательствами и ещё чем-то. Далее должно быть сокращение раздутого чиновничьего аппарата, который Сергей Иванович (Морозов — прим. ред.) увеличил втрое за время своего правления. Это, понятно, борьба с коррупцией. Для Ульяновской области эта часть особо показательна. Воруют на всём, на чём только можно, воруют семьями, кланами, воруют нагло, даже не стесняясь. Этому всему пора положить конец, естественно, с посадками виновных лиц. То, что связано с инвестиционной политикой, происходящей в области. Не может низкая зарплата быть основным инвестиционным преимуществом Ульяновской области, а ведь этим якобы заманивают инвесторов. Для Сергея Ивановича это точно так же, как «раздевание» перед любым инвестором в плане предоставления ему всего, что угодно. Всё обычно заканчивается не очень здорово. Инзенский ДОС — тому последний пример, когда отдавалось вроде под красивую программу, новое производство, пусть не высокотехнологичное, но хотя бы могло быть создание новых рабочих мест. В итоге получился очередной вариант бесконкурсной передачи ценных лесов в руки частника, который просто пилил и продавал. И таких примеров огромное множество. Другой пример — рынок социального питания, детского питания. Эта область отдаётся в руки приближённых верхам олигархов — эдварсов, рябовых и так далее. Формируется монополия, завышаются цены, никакого качества. Тогда возникают инциденты типа такого, который произошёл в Суворовском училище — это тоже следствие коррупционно выстроенного конгломерата во главе области, который уже сегодня без смены главы, к сожалению, не изменится.

Алексей Куринный с однопартийцами

Александр Брагин, политик, член Экологической палаты Ульяновской области, давний оппонент Алексея Куринного (30 мая 2018 года организовал пикет «Долой Куринного!»):

На самом деле, Куринному нужно баллотироваться в губернаторы в преддверии новых выборов в Госдуму. Я его знаю с 2003 года и вижу, как человек держит нос по ветру в политике. Он сам себя сделал, но не без вложений местных олигархов. В 2003 году, когда он шёл под брендом «Новые люди», его поддерживали Сергей Сергеевич Кузьмин, а ещё Крутов и Шабалин. Он выиграл выборы в ЗСО тогда. Потом перешёл в «Справедливую Россию», которая была создана на базе «Родины», соответственно, ему помогал покойный Николай Петрович Доронин, а потом Михаил Родионов, один из функционеров «Справедливой России» на тот момент. После того, как он избрался в ЗСО, начал процесс революции внутри партии, хотел сменить Доронина, Харлова и Родионова и стать руководителем. Это не получилось, он вышел из этой партии, какое-то время был независимым, а потом объявился в КПРФ.

В следующий раз я сам хочу баллотироваться в губернаторы, я об этом ещё в 2016 году заявил. Во-первых, я реально всю область проехал и прошёл ногами и понимаю, что нужна сменяемость власти. Во-вторых, нам нужен губернатор экологоориентированный. Ульяновская область — регион с большими проблемами в сфере природопользования и экологии, но, в тоже время, она имеет огромный потенциал для развития экологического туризма. У Алексея Куринного шансов занять этот пост, на мой взгляд, нет.

— Если вернуться к проблеме эхинококкоза, вы же ведёте эту тему. Что там происходит?

— Уголовное дело по этому случаю до сих пор возбуждено, и я уверен, это в том числе следствие общественного резонанса (курсанты Ульяновского гвардейского суворовского военного училища были заражены эхинококкозом, проблему пытались замолчать, но она вскрылась в феврале 2019 года – прим. ред.). Более 50 мальчишек серьёзно больны, многие прооперированы. И как я понимаю, мы можем найти ребят с такими диагнозами из прошлых выпускников. Я буду требовать, чтобы были найдены виновные, ведь до сих пор не установлены источник, виновники, механизм передачи болезни… Это не просто издевательство над здравым смыслом, а ещё и серьёзная проблема. Несколько десятков будущих офицеров фактически лишены военной карьеры, и что будет дальше с ними, пока не понятно. Мы будем этот вопрос контролировать, будем наблюдать, несмотря на неудовольствие и представителей Минобороны, и ряда чиновников. Некоторые до сих пор называют это пиаром. Но если бы я не занимался этим, не запрашивал, у нас, возможно, до сих пор говорили бы о неизвестном заболевании, которым заболели шесть человек и которое легко вылечить одной таблеткой.

— Ещё одна актуальная сейчас тема, схожая с екатеринбургской, — скандал из-за того, что могут быть срублены деревья, а на их месте построен новый православный храм. Насколько я знаю, КПРФ в этом тоже участвует.

— Я не рассуждаю: храм или не храм. Я категорический противник того, чтобы строить в зелёных зонах города. Не так много их осталось, парков нет, скверов нет, экологическая обстановка ухудшается. На этом фоне, естественно, идёт рост определённых заболеваний, поэтому я категорический противник застройки любых зелёных уголков. Их надо выделять, их надо оформлять, ставить на соответствующий учёт. Это наша общая позиция, не потому что я какой-то ортодоксальный эколог или «зелёный», нет. Должна быть нормальная среда обитания. А проблемы пытаются перевести из русла градостроительных решений, где, на мой взгляд, должны учитываться мнения жителей и приниматься решение большинства, в разряд некоего политического противостояния или, не дай бог, оно перерастёт в разряд межконфессионального или межрелигиозного. Но ведь на самом деле этого нет, не воюют коммунисты с церковью. Мы за то, чтобы зелёные зоны сохранились в городе.

— Сейчас на какой стадии эта проблема?

— Дело в том, что оказалось, в генплан города не были внесены необходимые изменения. Буквально несколько дней назад состоялась экстренная попытка засунуть все скандальные зоны в один документ и быстренько проголосовать. Депутаты Ульяновской гордумы в очередной раз повели себя не как представители народа, а как представители бизнес-элиты, которая пытается в оставшийся срок «откусить» что-то от города — то зелёный участок, то государственный контракт. Это к вопросу характеристики людей у власти.

— Нам на сайте darykova.ru интересна тема инвалидов — людей с особенностями. Как, на ваш взгляд, можно решить их проблемы? Потому что в регионе нет ни безбарьерной среды, о существовании которой говорят, ни других возможностей, нужные лекарства они не всегда получают…

— Проблемы нужно решать комплексно. Нельзя достать шашку, махнуть ей — и все проблемы решатся. Есть и недофинансирование, и формальное отношение к доступной среде, например. Мы вам сделали пандусы — и на этом всё закончено. Есть проблема социализации инвалидов, потому что среди них процент работающих падает год от года. Если раньше и слепые, и глухие были охвачены трудовым процессом, работали, создавали материальные ценности, то сейчас они, прямо скажем, находятся за бортом. И, к сожалению, разовыми акциями, даже красивыми в виде танцев в инвалидных колясках, «Парадом Ангелов», не решить проблемы, это всё разово и показушно.

Алексей Куринный с семьёй

— Ещё одна интересная ситуация, которая сложилась в регионе, — политическая обстановка в Димитровграде. Вновь заговорили о выборах мэра, но что там происходит на самом деле, не совсем понятно.

— Нет, там всё понятно: Димитровград полностью отказал в доверии губернатору Морозову, отказал в доверии «Единой России», но существующие юридические механизмы — правовые и административные — пока не позволяют нам избрать главу. Пользуясь заложенными в законодательстве разного рода «ловушками» (видимо, специально заложенными), губернатор обращается в суд, в прокуратуру, блокируются какие-то решения. Я не исключаю, что есть и прямое воздействие со стороны губернатора на непосредственное принятие решения в суде или прокуратуре. Это может даже поощряться — такой нехороший пример «красного» города может поощряться и свыше. Наши законы, которые можно использовать и так, и так, не позволяют сегодня в городе власти, которая избрана, которой право представлять свои интересы доверил народ, себя реализовать. Администрация там прогубернаторская. Она сегодня множит проблемы, наращивает долг, она саботирует решения, которые принимаются, чтобы показать: вы избрали коммунистов, а они ничего не делают. Именно к этому прикладывается рука областного правительства. Там работает специальный штаб, выделяются деньги, формируются специальные программы по дискредитации решений, на областные деньги идёт критика власти. В своё время, вы помните, во время избирательной кампании Павла Грудинина (кандидат в президенты России от КПРФ на прошлых выборах — прим. ред.), его с утра до вечера полоскали в федеральных СМИ, и вот нечто подобное сейчас реализуется в Димитровграде, только на региональном уровне.

Евгений Карманов, политтехнолог, главный редактор сайта Simbirsk.city:

Алексей Куринный как функция — важнейшая часть региональной политики. Ошибочно говорить, что обком КПРФ есть оппозиция региональной власти и ЕР. Оппозиция — это Куринный, всё остальное — следствие. Наличие оппозиции хорошо само по себе — возникает конкурентная среда, возникает движение, стимулируется развитие. Когда в 2016 году я голосовал за Алексея Владимировича, я голосовал за конкуренцию, за развитие политической жизни в регионе через конкуренцию. 
Но если оценивать Куринного по его политическим и социально-экономическим воззрениям, то здесь у меня с ним совсем мало общего. И чем дальше, тем меньше. Если раньше я в нём видел больше социал-демократа, с которым можно «коннектиться» на демократической базе, то теперь длительное пребывание в протесте сделало из него махрового социалиста. «Отнять, поделить, национализировать, регулировать» и т. д. — это не просто чуждо мне как либералу, это очень вредно для страны/ региона. Данная позиция нежизнеспособна — она не выдержит столкновения с реальностью. При этом она достаточно токсична — настраивает людей на социалистическую патерналистскую волну. В общем, я за то, чтоб Алексей Владимирович всегда оставался в оппозиции — у него это отлично получается. А вот в исполнительной власти я бы видеть его не хотел ни под каким соусом.

«Нет никаких волшебных депутатов, которые получают в Минфине отдельный чемоданчик и гордятся этим»

— Если вы победите на губернаторских выборах, не станет ли Ульяновская область полностью «красным» регионом?

— У нас выборы назначены на 2020 год, мы надеемся взять Ульяновск под контроль. Это необходимость, мы хотим что-то менять в нашем административном центре, чтобы не получить очередную кучку купцов, которые будут делить последние ресурсы, не воевать за зелёные зоны, не ложиться поперёк строительной техники и так далее. В части примеров удачного и эффективного руководства у нас есть коммунист, губернатор Иркутской области Сергей Левченко. К нему было много претензий, была серьёзная проработка в информационном поле, но Иркутская область чётко вошла в десятку лучших по экономическим показателям, более того, в прошлом году она вошла в пятёрку лучших. По динамике экономических показателей сейчас она занимает первое или второе место в стране. Там применяется новая система подходов, система пятилеток. Коммунисты работать умеют, имеют соответствующий опыт — уже несколько регионов нами контролируется с разной степенью успеха. Но в структуры исполнительной власти мы приходим и намерены приходить дальше.

— Как врач вы уже не практикуете?

— К сожалению, нам запрещено. Я пытался внести закон, но его отклонили. В Конституции чётко прописано, что депутат не имеет права заниматься оплачиваемой деятельностью. Я, если честно, ходил, пытался взять неоплачиваемые дежурства в больнице, но это запрещено. Ведь в любом случае должен заключаться трудовой договор, там прописывается зарплата, а её я получать нигде не могу. По профессии я скучаю. Возможность вернуться в профессию есть, по большому счёту, если такая необходимость возникнет, я смогу вернуться к работе. Я ориентируюсь в системе здравоохранения даже лучше, чем многие мои коллеги, многие пути уже модельно пройдены, я понял, как можно добиться результатов. Помогаем конкретным людям, есть десятки случаев, когда при нашем вмешательстве удалось добиться получения лекарств, прекращения нарушения прав и так далее. Но это, конечно, не основная деятельность депутата. Главное, что мы должны делать, — это принимать системные решения, которые позволяют улучшить жизнь многих, а не точечно помогать отдельным людям и, тем более, не возить какие-то чемоданы денег из Москвы. У нас же рассказывают: этот депутат привёз денег, этот не привёз… Но это абсолютная глупость. Нет никаких волшебных депутатов, которые получают в Минфине отдельный чемоданчик и гордятся этим. Есть программы, разработанные Минфином РФ подходы, достаточно прозрачное сегодня принятие решений. Но нельзя исключать и персональные данные: то, что касается денег, выделенных на ремонт Ленинского мемориала, а это колоссальная сумма, на мой взгляд это заслуга лично Геннадия Андреевича Зюганова и фракции. В моём присутствии все переговоры велись, я знаю, как принималось решение. А все спорные ситуации мы будем контролировать. Мы против того, чтобы там кардинально перестраивалась экспозиция, потому что есть такие буйные мысли переделать мемориал в музей современной истории. Мне кажется, там может быть только музей СССР, музей советского прошлого, музей революции. Без этого мы его просто потеряем.

Фото из официальных аккаунтов Алексея Куринного в соцсетях


Дорогие читатели, друзья! Вы можете поддержать дальнейшее развитие сайта, переведя любую доступную вам сумму с вашей банковской карты или из кошелька Яндекс.Деньги (для выбора способа перевода нажмите соответствующую кнопку рядом с полем "Сумма"). Комиссия не взимается! Все поступившие деньги будут направлены на то, чтобы сделать контент сайта ещё более интересным и разнообразным.