Любимые города Димы Четыре | Darykova.Ru

Любимые города Димы Четыре

Рубрики:
Интервью
Подпишитесь на обновления:
Instagram | Facebook | ВКонтакте | Яндекс.Дзен | Telegram
Ваша помощь очень важна:
поддержите развитие проекта!

«Всем известно, что самая красивая и нужная цифра это 4 (IV). Вряд ли найдётся кто-то, кто станет с этим спорить. Это просто является фактом, истиной, базисом», — написал Дима Четыре в своём Instagram-аккаунте. Он выбрал эту цифру много лет назад и уже давно использует её как часть имени.

Про Диму Четыре, который живёт в Нижнем Новгороде, мне рассказала знакомая, когда потребовался комментарий местного урбаниста. Сам Дима урбанистом себя не считает, хоть и работает в Институте развития городской среды Нижегородской области. Познакомившись с Диминым творчеством, я поняла, что один комментарий от него – слишком мало, и вот получилось настоящее большое интервью. Про архитектуру, фотографию, магию чисел, атмосферу мест. И про города. Конечно, про города.

— Всё, чем я занимаюсь, так или иначе связано с городом или с городами. Я работаю в Институте развития городской среды Нижегородской области. Мы занимаемся проектами развития городских территорий, это всякие общественные пространства, парки, улицы, скверы, набережные… Я руковожу отделом внешних коммуникаций, то есть отвечаю за то, что от института публикуется в интернете и пишется в СМИ. А ещё я фотографирую разные места. В Нижегородской области территории благоустраиваются по нескольким программам. Каждый год небольшие города нашей области участвуют в федеральном конкурсе «Малые города и исторические поселения». Многие из них побеждают и получают гранты на развитие. Для каких-то городов концепции разрабатывает наш институт, какие-то мы просто сопровождаем, а сами концепции делают другие организации. Например, мы полностью готовили концепции для Арзамаса, Дзержинска, Богородска. В самом Нижнем Новгороде мы сейчас занимаемся подготовкой к его 800-летнему юбилею, который будет в этом году. Мы курируем программу #SREDA800 / #СРЕДА800, это собственно программа обновления общественных пространств в городе.

Кроме работы я занимаюсь развитием проекта Progulkah, вожу экскурсии по Нижнему Новгороду для горожан, в первую очередь, и для гостей. Я рассказываю про город, как он менялся, застраивался, какие есть архитектурные объекты и объекты уличного искусства. Это мой авторский проект, которым я занимаюсь с 2016 года. Некоторые знают меня по нему. Ещё я делаю фотографии городов, снимаю их и выкладываю в интернет.

«В Инстаграме у меня всякие фотографии городов. Больше всего Нижнего Новгорода, конечно, потому что — ха-ха — я тут живу. Шучу, конечно — великолепный город. Природа, сложный рельеф, закаты, трамваи, церквы, красота» (Twitter-аккаунт Димы Четыре).

— Я сама, к сожалению, была в Нижнем Новгороде очень давно, но он мне хорошо запомнился. Как меняется город и что интересного готовится к его юбилею?

— Город и до юбилея менялся, например, много работы провели перед Чемпионатом мира по футболу в 2018 году. И просто большой процесс изменений происходит. Сейчас реализуется сразу много проектов, которые курирует организация «Нижний800». Мы вместе с ними делаем программу #СРЕДА800, по которой планируется обновление примерно 30 общественных территорий города. Это пространства, расположенные как в самом центре, — улицы, скверы, парки, набережные, — так и на окраинах и в спальных районах – бульвары, площади. Самое, наверное, ключевое, что обновляется, — это Нижегородский кремль, реконструируется Чкаловская лестница, обновляется сама территория внутри кремлёвских стен и вокруг них. Кремлёвская стена будет доступна для посещения полностью, а сейчас она открыта для людей только наполовину. Туристы смогут это оценить. Обновляется и большой парк «Швейцария», который тоже, возможно, известен за пределами Нижнего Новгорода.

— В одном из интервью вы говорили, что работали курьером, чтобы изучить город. Правда?

— Я работал курьером, не чтобы изучить город, а чтобы просто у меня была работа (улыбается). Естественно, когда ты работаешь курьером, ты узнаёшь город. Я был пешим курьером, без автомобиля, поэтому я ногами прошёл процентов 90 улиц, большую часть города так узнал. Я работал несколько лет и могу сказать, что это совершенно потрясающая работа! Вхождение в неё никакое – то есть любой может сразу начинать, особенно сейчас, когда есть устройства для логистики. А опыт получаешь невероятный, ещё и деньги платят (улыбается).

«Весь год люди называют 2020 худшим годом. Ну там вирус карантин, изоляция, увольнения, кризис, болезнь, смерть. Но к концу многие стали говорить, что на самом деле это был неплохой год, просто необычный.
 В общем, я лично провёл 2020 год прекрасно. Всем лучше оставаться дома? Прекрасно, я обожаю сидеть дома. Удалённая работа? Это по мне.
Путешествовать можно только по России? Великолепно, Россия огромна и восхитительна, можно вообще всю жизнь ездить только в её пределах и всё равно восхищаться, находить новое, любоваться красотами. Я живой пример.
Ну ещё я работал в @irgsno, немного водил прогулки по Нижнему, много снимал, купил велосипед и плейстейшн, был счастлив и самое главное — остался жив. Ничего нет прекраснее жизни» (Instagram-аккаунт Димы Четыре).

— Расскажите о проекте Progulkah. Есть ли конкретные направления, конкретные районы или темы, которые вы предлагаете гостям?

— Мои прогулки – не тематические. Они просто исходят из пространства. Это отдельные улицы или районы, или набережные. Так или иначе, на некоторых маршрутах возникают определённые темы. Например, есть у меня прогулка по исторической территории Нижегородской ярмарки, напомню, это в нижней части города, на противоположном берегу от кремля. Смотрим мы всё, но монотемой там выступает сама история ярмарки, мы смотрим те постройки, которые от неё остались. А есть, как я называю, прогулки по малым улицам, хоть у нас такого топонима – «малые улицы» — не существует. Просто историческая застройка на окраинах деревянная, и мы об этих домах говорим.

— Прошлый год был тяжёлым практически для всех, многие проекты отменились из-за пандемии. Как вы прожили 2020-ый? Много ли из задуманного потеряли?

— Если говорить про работу – раньше у нас проводились публичные обсуждения, куда приходили все желающие. Всё это, естественно, перевели в онлайн-формат. Теперь у нас все презентации концепций проходят на Youtube, я их веду, а архитектор презентует свои работы. Если говорить про прогулки, они, конечно, в онлайн-формат не перешли, и я не представляю, как это возможно. Не та модель у меня была создана, чтобы заниматься рассказами в интернете. Для меня важно показывать что-то людям на улицах города. В начале прошлого года я водил прогулки, потом случилась пандемия, изоляция, карантин, прогулки прекратились. Летом мы опять их возобновили, а осенью пришлось отменять. Перед новым годом я снова начал водить прогулки, когда погода позволяет. Во всём остальном проблем не было. Куда-то ехать за границу я специально не планировал, вместо этого я прекрасно попутешествовал по России, был везде – на Байкале, в Калининграде, в Дагестане, на Волге, на Урале. Хотел поехать в Париж, а поехал в Екатеринбург, но для меня это тоже интересно!

— Что больше всего вас поразило, что увидели впервые?

— Почти во всех городах я был впервые, в том числе в городах Нижнего и Среднего Поволжья. Почему-то раньше нигде ниже Казани не был. Летом я летал в Самару, а дальше поехал – Тольятти, Ульяновск, Казань. Осенью на машине из Дагестана проезжал тоже через Астрахань, Волгоград и Саратов. Так что посмотрел практически все крупные города на Волге ниже Нижнего Новгорода и всё за один год. Какие-то из городов, на мой взгляд, совершенно прекрасные, мне очень понравилась Самара, например. Она, возможно, из-за размера, похожа на Нижний Новгород. Недолго был в Ульяновске, то, что хотел, быстро посмотрел.

«В отношении Ульяновска я совершил ошибку — поехал туда после прекрасной Самары и специфичного Тольятти. Лучше было бы сначала посмотреть спокойный, небольшой и не очень насыщенный Ульяновск. Ульяновск — город, в котором центральная часть как будто до сих пор живёт околокультовым отношением к Ленину. Конечно, это для туристов. Местные, думаю, ощущают это по-другому или вообще не думают про это.
Но вот что делать туристу в Ульяновске? Идти в Ленинский мемориал, конечно, он, правда, сейчас на реконструкции, то есть закрыт). Или идти в кварталы, где в детстве-юности жил Владимир Ульянов. Там музеи-дома-таблички-дореволюционная красота. Ещё, конечно, стоит полюбоваться широченной Волгой. В других городах такой почти бескрайней реке только завидуют.
Люди чуть увлечённее могут оббегать центр в поисках наследия симбирского архитектора Фёдора Ливчка, одного из самых самобытных авторов провинциального модерна.
Жить туристам советую в «Венце» — главной гостинице на главной площади. В «Венце» есть странный бонус — радио-громкоговоритель, из которого как в условном 1970 году можно услышать сплошной поток информации про удои, покос, колхозы, рабочих, поля. Или это мне так повезло, но я с фантомной, не существующей ностальгией (блин, я родился в 1993) послушал этот совокопоток информации. Сейчас для меня возможность посидеть в номере этого отеля на одном из верхних этажей, послушать фоном это радио и посмотреть на Волгу — главная причина, по которой я хотел бы вернуться в Ульяновск. Кроме шуток» (Instagram-аккаунт Димы Четыре).

— То, что в «Венце» всё застыло в 1970 году, это хорошо. Ты как будто приезжаешь в прошлое, в котором, понятно, я никогда не был и не могу ностальгировать. Это законсервированный Советский Союз. И вид из окон гостиницы прекрасный. Мне понравились деревянные кварталы, которые, как я понимаю, сохранены из-за того, что там жила семья Ульяновых. Меня поразила хорошая сохранность почти всех домов и контраст с тем, что, выходя из этих кварталов, попадаешь в совсем другие места. В одном месте деревянные дома заканчиваются и начинаются гаражи какие-то. У меня сложилось впечатление, что это прекрасный назидательный памятник эпохе до 1917 года. Нам словно показывают, как прекрасно было до советской власти. Вот так выглядели улицы, вот в таком доме жила учительница Владимира Ульянова и так далее… Прекрасный деревянный дом, кстати, сейчас учителя не могут себе таких позволить. Это хороший памятник Симбирску и Российской империи условного начала XX века.

Мне понравилась ширина Волги, из «Венца» её прекрасно видно, понравилось здание Ленинского мемориала, оно, правда, на реконструкции, его толком не рассмотришь. Мне интересна сама эта архитектура – советский модернизм. Надеюсь, смогу приехать снова, когда здание откроют после реставрации. Но и так мне удалось посмотреть хорошие здания того периода – 70-х – начала 80-х – я уже не помню их по названиям. И есть же у вас сообщество про ульяновский совмод (советский модернизм). Я про это сообщество знал давно, его представители приезжали к нам в 2017-м, когда проходила «Школа модернизма». Модернизма в Ульяновске не очень много, как и в других городах, но он есть, и я его посмотрел.

— В Ульяновске существует такая проблема – люди не стремятся ехать с окраин в центр города даже для отдыха и развлечений. Как я поняла, в Нижнем Новгороде всё наоборот, как и в Москве и в других крупных городах. Люди ездят в центр, забывая, что в своих районах можно найти места для отдыха. Так ли это?

— Мне не кажется это проблемой – люди не едут в центр города. Тем более, если у них есть инфраструктура и места для досуга внутри своих районов. Децентрализация нужна всем городам, Москве, всей стране… Поэтому, если где-то так происходит, на мой взгляд, это хорошо. Ведь так существуют многие крупные города типа Берлина. Люди живут внутри районов, и эти районы самодостаточны, чтобы там находить работу, места для отдыха, развлечения и так далее. В Нижнем Новгороде есть районы, где люди проводят много времени, не выезжая, и им там нормально. Это Автозаводский район, Сормовский, те районы, которые исторически строились как отдельные города. Например, Сормовский район возник вокруг завода, он сначала был крупным селом, а потом – недолгое время – отдельным городом. И дух его сохранился, и это хорошо. Но в целом большинство нижегородцев приезжает в центр города, потому что там больше мест досуга, главные площади, кафе, заведения, интересная архитектура. Если ситуация будет исправляться и достойные заведения будут появляться внутри отдалённых районов, это будет прекрасно.

— Сейчас центр Ульяновска меняется, на главных улицах проезжую часть от тротуаров отделили металлическими заграждениями, и люди думают, что стало ужасно. Как на ваш взгляд, нужно ли это делать даже во благо безопасности?

— Эта проблема характерна для многих российских городов, тех, где у администрации, видимо, нет компетенций, чтобы разобраться с этим. Ну или это не администрация ставит, а ГИБДД. Насколько я знаю, появляются новые стандарты, по которым заборы можно не ставить или ставить только в определённых местах. А тротуары от дороги можно отгораживать с помощью озеленения, кустарниками, которые выполняют примерно ту же функцию, только выглядят эстетичнее. Обычно в качестве контраргумента говорят, что забор лучше защитит от наезда автомобиля. Но урбанисты на это отвечают, что заборы, наоборот, могут повредить больше, потому что при наезде часто разлетаются на мелкие части. Иногда такие заборы ставят в тех местах, где люди часто перебегают дорогу. Наверное, властям в таком случае нужно не заборы ставить, а продумать в этом месте переход. Как с этим бороться? Рецепта одного нет, но важно, чтобы в городе был центр компетенций, аналогичный нашему институту, где смогут проконсультировать и пояснить, почему то или иное решение подходит или не подходит. Такие центры есть во многих городах, в Казани, в Томске, в Великом Новгороде, где-то они только появляются. Министерство строительства в полуобязательном порядке просит регионы их открывать. Наверное, рано или поздно в Ульяновске он тоже появится.

— Кроме этой проблемы с чем ещё, на ваш взгляд, сталкиваются российские города? Что нам мешает выходить на один уровень с европейскими городами?

— Если бы мы знали, что нам мешает развиваться, наверное, постарались бы и что-то сделали. Вопрос больше философский. Зачастую нам мешает уровень благосостояния наших сограждан. На мой взгляд, чем больше у человека денег, тем больше вопросов его волнует. Когда денег мало, человека интересуют бытовые вопросы. Когда они решаются, тогда он задумывается, как выглядит его улица, парк около дома, сам дом, подъезд, где лучше проводить свободное время… Что нам мешает стать богаче, не могу сказать. Почти во всех городах России есть схожие проблемы с транспортом. Недавно я побывал в Перми и увидел, что там происходят изменения: появился новый общественный транспорт, восхитительные трамваи (я очень люблю трамваи!), автобусы. Видно, что в Перми серьёзно решили заняться этим вопросом и делают город комфортнее.

— Мне кажется, ещё мешает общая серость домов в спальных районах, где часто глазу не за что зацепиться. В Ульяновске, к сожалению, очень мало стрит-арта на стенах домов. Знаю, что в Нижнем Новгороде его больше.

— В Нижнем Новгороде много уличного искусства. Уличное искусство у нас – не то, чтобы пройденный шаг. Просто мы все к этому привыкли, это обычная часть жизни города, как в Екатеринбурге, например, где его ещё больше. Оно по-разному проявляется: как в виде легального фестиваля STENOGRAFFIA, так и нелегального фестиваля «Карт-бланш». И вне фестиваля много работ создаётся.

А проблема районов, на мой взгляд, не в какой-то серости, а в состоянии – в ухоженности, в отношении людей к домам, в наличии общественных пространств. Чем можно заняться в районе? Есть ли специальные сообщества? Как люди воспринимают территорию вокруг дома? С серостью спальных районов нужно бороться другими методами. А уличное искусство, безусловно, нравится людям и делает дом уникальным, узнаваемым. Например, появится на здании работа с нарисованным рыбаком. Люди сразу начнут называть его «домом рыбака» или «у рыбака» и отличать его от десятков других типовых домов. Но повлияет ли это на другую городскую среду и на состояние этого района? По-моему, нет. Нужно просто заниматься созданием доступной городской среды.

— Где гарантии, что если жителям самим дать возможность украшать пространство около своего дома, они не украсят всё лебедями из шин и поделками из мусора?

Если люди пойдут и сделают что-то около своего дома, даже если оно эстетически не всем нравится, это уже здорово! Значит, им не всё равно, они обеспокоены, они хотят что-то изменить. Даже если это лебеди из шин. Но это народное искусство, за которым стоит следить как за явлением. Наверное, чтобы это было эстетически более современно, и создаются центры компетенций, люди общаются, пытаются вместе прийти к какому-то общему решению. Важно, чтобы жители одного дома могли говорить друг с другом, например, сказать соседке: «Мария Ивановна, хорошо, что вы сделали такого красивого лебедя из шины, а теперь давайте мы установим современную лавочку. Всем подъездом мы скинемся по тысяче рублей, и у нас будет красивая уличная мебель». Заставить же людей что-то создавать невозможно, да и не нужно.

— Есть ли у вас места силы в своём городе или в других городах?

— Я не использую этот термин, наверное, просто не знаю его значения. Для меня такое место – весь Нижний Новгород. Я здесь родился, вырос и живу. Он мне весь нравится, я собираюсь здесь жить и дальше, примерно всю жизнь. Я живу на набережной Федоровского, с потрясающим видом, наверное, это одно из самых важных для меня мест в городе. В масштабах всей страны – мне понравилось почти во всех городах, где я был. В некоторые из них я возвращаюсь снова. Например, в Томске, Екатеринбурге и Новосибирске я был по несколько раз. В общем, мне нравится вся Россия.

Фото: Дима Четыре



Дорогие читатели, друзья! Вы можете поддержать дальнейшее развитие сайта, переведя любую доступную вам сумму с вашей банковской карты или из кошелька Яндекс.Деньги (для выбора способа перевода нажмите соответствующую кнопку рядом с полем "Сумма"). Комиссия не взимается! Все поступившие деньги будут направлены на то, чтобы сделать контент сайта ещё более интересным и разнообразным.