Миллион возможностей. Интервью с создателями фильма «Быть молодым» | Darykova.Ru

Миллион возможностей. Интервью с создателями фильма «Быть молодым»

Рубрики:
Интервью
Подпишитесь на обновления:
Instagram | Facebook | ВКонтакте | Яндекс.Дзен | Telegram
Ваша помощь очень важна:
поддержите развитие проекта!

ОбнимиМеня.Ру

Нам очень нравится формат публичного интервью, когда всё происходит в присутствии гостей. Конечно, это не всегда возможно, особенно когда требуется некоторая интимность, раскрытие сложной личной истории героя интервью. Но когда дело касается публичных проектов, публичное интервью – отличное решение. Традиционным и любимым местом проведения таких встреч для нашей редакции стала ульяновская библиотека № 8, где в один из морозных дней мы встретились с создателями фильма «Быть молодым».

Наши гости: режиссёры фильма Мила Мясникова и Павел Солдатов, оператор и монтажёр Леонид Максимец.

Вопросы задавали Дарья Рыкова и Михаил Камалеев.


Дарья: Насколько я представляю и уже наслышана, фильм создавался в довольно сложных условиях. Расскажите про сроки создания, про атмосферу…

Павел: В конце ноября мне позвонила Аня Гусева (менеджер Молодёжного инициативного центра — прим. ред.), сказала, что есть работа. Мы встретились где-то, получается, в 20-х числах ноября. Было сказано, что хотят снять фильм художественно-документальный. Я немного пережил информацию, потом мы встретились с Пашей Андреевым и с Аней опять же. Обсудили, они сказали, что у нас есть две с половиной недели, чтобы снять, смонтировать, и в 20-х числах декабря показать по кинотеатрам города, области, районам.

Дарья: Для фильма это же катастрофически мало!

Павел: Я большим метром никогда не занимался, но было интересно испытать свой организм в данных условиях. Мила согласилась снимать документальную часть, Лёня согласился стать оператором художественной части. Илья Квашнёв и Анастасия Кирьякова (операторы документальной части фильма — прим. ред.), которые здесь не присутствуют, снимали документальную часть. Какой-то конкретной темы не было. Сказали: сами пишите сценарий, создавайте. Основная тема – молодость во всех её проявлениях, можно брать острые углы, можно не брать их. Исходя из этого, был написан сценарий, в первых числах декабря Мила продумала список вопросов, мы с Лёней разобрались с локациями, где будет происходить съёмка художественной части. Мила занималась поисками локаций для съёмок документальной части. Где-то в пятых числах декабря мы приступили к съёмкам, десятого или одиннадцатого закончили. У нас было три вида кастинга, на которые записались около восьмидесяти человек. В течение четырёх дней мы втроём их отсматривали, прослушивали, беседовали, чтобы не ошибиться с персонажами. Если был бы хоть один промах, возможно, мы бы не уложились в сроки, а дедлайн был очень жёсткий. Получилось то, что получилось. У нас было три версии фильма. Первый вариант, относительно шероховатый, поступил в районы. Что-то мы доделывали «на коленке» для Димитровграда, а «чистый» вариант был показан в кинотеатрах Ульяновска. Есть ещё, кстати, и четвёртый вариант, который попал в социальные сети, на Youtube. Этот вариант отличается цветокоррекцией и более ровным звуком. Со звуком были определённые сложности, в первую очередь, из-за ограниченных сроков. В таких условиях всё это создавалось.

Самая тяжёлая часть работы была на этапе монтажа. Лёня не был в курсе, что происходило в документальной части, ему нужно было отсмотреть 6-10 часов непонятного для него материала. Всё это мы делали через социальные сети. Лёня находился у себя, мы с Милой базировались у себя. Три ночи мы с Милой спали посменно, а Лёня не спал вообще. Когда казалось, что уже готов первый вариант, который должен был поступить в районы области, мы его конвертируем, скидываем заказчикам, а они отвечают, что на пятьдесят какой-то минуте фильм не закачивается, не показывается. Я пишу Лёне, а это уже где-то пять утра, он лёг спать, на сообщения и звонки не отвечает. Я решил поехать к нему, но не помню номер квартиры. Я звоню Юре Вольфовичу, он говорит мне номер квартиры, но, конечно же, неверный. Еду на такси к Лёне, чудом попадаю в подъезд, а там очень специфичное устройство подъезда: закрытый тамбур, в котором три квартиры и ни одного звонка. Я долблюсь в дверь этого тамбура, открывает какой-то заспанный мужик в трусах, я объясняю ему ситуацию: «вопрос жизни и смерти». Долблюсь в дверь к Лёне, он открывает мне, смотрит, как будто увидел смерть на пороге. В общем, за два или три часа до выхода фильма в кинотеатрах, мы скидываем его заказчикам. Несмотря на такие нервные ситуации, мы со всем этим справились.

Это, конечно, очень интересный опыт. И работа с актёрами, которых ты знаешь очень мало, и постоянная спонтанность, когда внешние условия диктовали нам правила игры.

Постер фильма для социальных сетей

Дарья: Вопрос к Миле. Я посмотрела фильм, и мне как зрителю показалось, что в документальной части было много героев, что перебор. Не было возможности осознать каждого из персонажей. Почему их было так много?

Мила: У многих возникает подобный вопрос. Суть документальной части была не в раскрытии каждого героя, потому что как личность герой был нам неинтересен. Важно было показать общий срез этого поколения от 15 до 35 лет, период молодости. Основная мысль: о чём и как думают люди каждого возраста в молодости, как они выражают свои мысли, каким языком. Саму личность мы не раскрывали, и такой задачи не было в принципе.

Дарья: Мне показалось, что было бы интересно показать одних и тех же людей и в художественной, и в документальной части. Они могли бы раскрыть свой талант в художественной части и рассказать о том, что они чувствуют в реальности. Сейчас мы услышали, что очень много интересного происходило на стадии монтажа. Лёня, расскажи, насколько было сложно «въехать» в идею в короткие сроки?

Леонид: Вкратце скажу, сразу подводя итог: было клёво! Мы с Пашей давно тусим вместе, и каждое его событие – это маленькое приключение. Когда он звонит, объясняет задачу, говорит сроки, я понимаю, что это будет приключение. Это было реально прикольный творческий вызов. Понятно, что мы всегда работаем в условиях ограниченных сроков, но здесь они были аномально сжатые. Плюс амбициозная задача и наша неопытность работы в полном метре, но так и должно быть — выше головы планка, которая тянет творца наверх. Научиться играть хорошо можно только играя с более сильным противником. И вот мы с ним связались.

Дарья: А кто был противником?

Леонид: Противником был сам фильм. И мы его все вместе одолели, как дракона. Только богатырь был не один: три ночных богатыря и тридцать остальных. Самый удачный момент, который реально много спас – это был отбор актёров, потому что мнение наши, всех троих, совпали практически единогласно. Все герои распределились и стало ясно, что мы это сможем сделать.

Про героев художественной и документальной частей отвечу тоже. Люди со сложными судьбами — не всегда актёры, поэтому какие-то интеллектуальные подкасты и яркие видеошоу ведут разные люди. Документальной частью мы хотели подчеркнуть глубину, а художественной частью – красоту, яркость и живость. Поэтому и выполняли эти задачи разные люди.

Кадр из фильма

Дарья: Мила, расскажи, пожалуйста, о каких проблемах говорили чаще всего герои документальной части фильма? Чего им не хватает или наоборот – чему они радуются?

Мила: Ребята у нас были такие осознанные, мы специально выбирали таких интересных героев. Часто говорили о том, что не хватает каких-то материальных вещей, чтобы реализовать свои возможности. Все говорили про возможности. Когда мы говорили с заказчиком, обсуждали сценарий, задавали вопрос: какую линию нужно провести сквозь весь фильм. Одна из задач была обсуждение проблема взаимоотношений молодых со своими родителями. В любом поколении есть проблема отцов и детей. Единичные случаи у наших героев, когда нет проблем в отношениях со старшими. Чаще всего встречаются люди со сложными семейными ситуациями. У многих есть материальные проблемы, особенно в многодетных семьях, некоторые не могут получать пособия от государства, потому что их доход формально превышает прожиточный минимум, но по факту там речь идёт о суммах буквально в 80 рублей этого превышения.

Павел: Был такой комментарий в обсуждениях фильма, что он больше не для молодых, а для родителей.

Мила: Кто-то из взрослых, поколения родителей наших героев, сказал: «Мы после просмотра по-другому посмотрели на молодых ребят, это полноценные взрослые, только молодые по возрасту».

Дарья: Есть такая проблема в Ульяновске, что молодые люди уезжают из города…

Мила: Были эти вопросы, задавались, но они не вошли в фильм. Половина ребят, участников съёмок, говорили, что они хотели бы уехать в другой город или страну. Город считают маленьким, не настолько хорошим, чтобы реализовать свои возможности. Они амбициозные, у них большой потенциал, хотели бы уехать. Соответственно, другая половина хочет остаться. У них другие приоритеты: семья, любовь, развитие в своей работе.

Павел: Мне кажется, самая главная проблема – это проблема самореализации. Молодость – это возраст, это время, когда ты хочешь найти своё применение в чём-то. Люди не находят себя здесь и считают, что в других городах их ждёт что-то большее.

Мила: Многие считают наш город маленькой серенькой коробочкой, где очень тесно, скучно, неярко, ничего не происходит.

Михаил: Логичный вопрос: почему вы сами живёте в Ульяновске, почему не уехали? Ведь у каждого из вас есть для этого возможности.

Павел: Мне лично нравится. У меня особых претензий к городу нет. Возможно, просто я нашёл свою тусовку, возможности для самореализации. Если бы у меня этого не было, возможно, я искал это где-то ещё. Ту же тусовку в другом городе, в другой стране.

Мила: Раньше я тоже хотела уехать, я очень много времени проводила в Москве. Жила наездами, не работая. Приезжала, чтобы окунуться в атмосферу и отдохнуть. Неделю-две. Когда я окончила университет, (сколько мне было – 21-22?), я думала, что всё, поеду в Москву. Получу образование, дополнительное образование, немного поработаю, накоплю денег и уеду насовсем. Потом я познакомилась с Пашей, который никуда уезжать не собирался, и я осталась здесь. Потом я поняла, что эта амбициозность, когда хочется достичь высот в мегаполисе, это больше социальное проявление, а не реализация себя. Вроде бы как и смирилась, что и ехать никуда не надо.

Михаил: Лёня, ну ты вот много жил за границей. Тебе не хотелось остаться во Вьетнаме или где-то в Мексике?

Леонид:  Я оставался…

Михаил: Но ты же здесь сейчас… Или ты до сих пора там?

Леонид: Я оставался настолько, насколько это было комфортно. Затем я менял либо страну, либо город, либо возвращался. В той же Мексике мы были полгода, но потом вернулись. Мне кажется, дело в развитии интернета. Много возможностей открылось. Все мои задачи, кроме видеосъёмки, я могу реализовать через интернет. У Leo Somna Music гораздо больше прослушиваний в Америке сейчас, чем в России. И само место… Если ты здесь родился, есть определённая связь, и ты задумываешься об этом в философском ключе. У меня есть амбициозная задача, чтобы Ульяновск как-то обозначился на карте России, на карте мира. Эта задача вполне посильна сейчас. Здесь есть развитие. Может быть, не такое быстрое, как в каких-то мегаполисах.

Фотография со съёмок фильма

Дарья: Поскольку мы находимся в библиотеке, давайте поговорим о литературе, творчестве. Какие литературные или, может быть, художественные, кинематографические источники помогли вам в работе над сценарием?

Леонид: Сейчас я меньше читаю художественные книги, больше какие-то полубиографические издания и техническую литературу. Из того, что могу посоветовать – Сюнрю Судзуки «Сознание начинающего». Это тоненькая книга, её можно носить с собой. Она производит очень интересный эффект: там вроде бы как нет информации, но структура текста такая, что, прочитав главу, обретаешь какое-то новое состояние, которое позволяет тебе вновь собраться. Это очень важно в современном мире – уметь расконцентрироваться, а потом снова сконцентрироваться.

Павел: У меня, наверное, было два основных источника. Первая ассоциация, которая приходит, это Алексей Балабанов с его саундтреками к фильмам «Брат» и «Брат-2», потому что у нас вся художественная часть фильма пропитана локальной музыкой. Каждый новый эпизод – это новая музыкальная композиция. И второе – это «Догма 95», школа Ларса фон Триера, трясущаяся камера, непрофессиональные актёры. Элемент почерка непрофессионала в кадре. Это два основных источника, которые абсолютно бессознательно были включены в концепцию фильма. Ну и сами наблюдения за жизнью, за поведением молодых людей. Художественная часть разительно отличается от документальной, здесь такая, условно, тусовка хипстеров, которая попадает в непредсказуемые обстоятельства и меняет свою жизнь к концу фильма. В документальной люди гораздо серьёзнее представлены. Даже 15-летняя девочка с более сложными жизненными проблемами сталкивается, чем представители художественной части.

Дарья: Вы с Милой, как я понимаю, вместе работали над сценарием.

Павел: Над художественной частью – да. Мила мне делала дельные замечания, потому что сценарий был написан часов так за шесть. Я сидел в кофейне, мне нужно было до вечера закончить и отдать его заказчикам. Мила написала восемьдесят пять вопросов, чтобы было из чего выбрать. Делали всё сообща.

Мила: Редактура сценария заняла у нас, наверное, три дня. За это время продумывали характеры самих героев.

Дарья: В главной роли студент актёрского факультета, да?

Павел: Да, он первокурсник-заочник ГИТИСа, у него эстрадное направление. Я не знаю, чем занимаются на эстрадном направлении, если честно. У меня был такой выбор: я первоначально хотел брать девочку, в последний момент буквально поменял планы и сделал её героиней второго плана, которая играла девушку главного героя. Я очень долго колебался по поводу второго «злодея», потому что он на Севере работал, бизнесом занимался, сбежал от родителей и поступил на актёрский против воли отца, у него более богатая судьба, он более зрелый. Но в результате склонился всё же к этому парню, потому что мне важна была незрелость.

Дарья: Про музыку уже заговорили. Я не все группы ульяновские, которые участвовали в саундтреке, узнала. Расскажи о музыкальной составляющей.

Павел: Над музыкой я работал больше, чем над сценарием. Я отслушал что-то там около трёхсот записей. В основном, все записи были сделаны либо на лейбле NO Music, либо на «Альфа-рекордс». Было отобрано одиннадцать композиций, восемь или девять групп абсолютно разных направлений: там есть и хип-хоп, и тяжёлая музыка, и инди. Наиболее яркие представители: Dead By Knives, The Sun Three Hups, «Мариэль», Vadee, «Накипаю». В общем, все есть в титрах, их можно посмотреть. Я без сомнений выбрал главную композицию для этого фильма – это группа Idon Care, песня «Миллион». Она о миллионе возможностей, которые есть у молодого человека. Мне кажется, она является гимном всего фильма, она как раз звучит на финальных титрах.

Дарья: Вы сами, создатели фильма, считаете себя молодыми?

Павел: Мила, когда смотрела на мои ответы в документальной части, сказала, что я отвечаю как пятнадцатилетний подросток, а пятнадцатилетние девочки на моём фоне смотрелись как старухи. Мне кажется, я несозревшая абсолютно личность в каких-то моментах, поэтому – да.

Дарья: Мила?

Мила: Да.

Леонид: Мне без разницы, какой там возраст официально определили для молодых – до 35 вот сейчас. Я встречал 95-летних людей, которые двигались плавнее… Не говорили даже, а двигались, думали! Есть 16-летние, которые уже потеряли себя. Я не только считаю себя молодым, но и борюсь за то, чтобы эта молодость проявлялась, прорастала в других. И я, и Паша, и Мила своей деятельностью, своими творческими импульсами, которые мы вливаем в город, хотим побуждать людей генерировать новые нервные клетки, новое вдохновение, новые силы, энергию. То, что мы сделали этот фильм, доказывает, что мы молодые.

Кадр из фильма

Павел Солдатов: Для того, чтобы молодёжь не уезжала из Ульяновска, здесь должны появляться лидеры, к которым будут тянуться остальные люди, у которых можно обучаться различным компетенциям. Классная вещь есть в больших городах, в Екатеринбурге, Москве, Питере – большие лофты, студии, где есть и бизнес, и творчество, где люди собираются, обсуждают идеи, проекты. В Ульяновске есть «Квартал», но это небольшое место. Сейчас обсуждается идея открытия такого пространства на территории завода «Контактор». Если там появятся творческие мастерские, это будет в самом центре города, у всех на виду, там будут работать яркие люди в каждом направлении: музыка, архитектура и так далее, то у людей будет центр силы, будет желание оставаться, развиваться. Ковидный кризис помог нам узнать больше возможностей того же самого интернета, а ещё – погрузиться в локальную творческую индустрию, исследовать места рядом. Я, например, в прошлом году очень много ездил по районам, по области. Очень классные места! Открывал для себя места силы. Нужно исследовать ту точку, на которой находишься. Была классная притча об Ахиллесе и черепахе: несмотря на то, что черепаха медленнее движется, если она первая выходит с точки старта, Ахиллес её уже никогда не догонит.

Дорогие читатели, друзья! Вы можете поддержать дальнейшее развитие сайта, переведя любую доступную вам сумму с вашей банковской карты или из кошелька Яндекс.Деньги (для выбора способа перевода нажмите соответствующую кнопку рядом с полем "Сумма"). Комиссия не взимается! Все поступившие деньги будут направлены на то, чтобы сделать контент сайта ещё более интересным и разнообразным.