Idon Care. Быстрый старт, конечный пункт неизвестен | Darykova.Ru

Idon Care. Быстрый старт, конечный пункт неизвестен

Рубрики:
Музыка в городе У.
Подпишитесь на обновления:
Instagram | Facebook | ВКонтакте



Владимира Городецкого и Илью Кулагина, которые занимаются проектом Idon Care, я заметила ещё 29 июня на российско-британском фестивале Intersection of Music. Наверняка, многие помнят его как одно из самых ярких событий прошедшего лета. Ребята тогда выступали на уличной сцене вместе с лучшими местными и ливерпульскими музыкантами, а мой сын Миша танцевал там с ними.

Илья и Владимир позиционируют себя как «дуэт, в музыке которого поп-мелодии и хип-хоп-биты сочетаются с фортепианным звучанием, что органично вписывает их композиции как в плейлист форматной радиостанции, так и в пул групп для летних инди-фестивалей».  В конце ноября у Idon Care вышел первый альбом «Всё, что я скажу», это одна часть запланированного релиза, на ней восемь песен на русском языке. Выход второй — англоязычной — части планируется в скором времени. Сами музыканты считают, что их музыка пропитана свободой, но они точно знают, куда идут. Конечный пункт этого путешествия пока не известен, но начало пути — в восьми песнях альбома «Всё, что я скажу».

Idon Care на фестивале Intersection of Music

Вскоре после выхода релиза Вова Городецкий сам предложил познакомиться. Для интервью мы встретились с ним и Ильёй на репетиционной базе, послушали несколько новых песен и поговорили о муках творчества и возможности выбирать, одиночестве и популярности, важных ориентирах и даже о курах.

— На какую песню из альбома ставите? Что, по вашему мнению, выстрелит, «Миллион»?

Владимир Городецкий: Нашу группу можно отнести к мультижанровым. Одного хита у нас пока нет, скорее всего, мы о нём узнаем, когда пройдёт немного времени после релиза. Вообще, разным людям «заходят» разные песни: кому-то нравится «Перегиб в сознании», кому-то — «Здесь», кому-то — «Миллион». Каждый находит своё, и это круто.

Илья Кулагин: Но нет ни одной песни, которая осталась бы без внимания. Все восемь композиций уже оценили по достоинству.

Владимир: При этом песни очень разноплановые, их слушают разные люди, как молодёжь до 18 лет, так и люди 30+.

Disclaimer: ниже (и далее в таких же случаях) — вставка из сервиса Яндекс.Музыка, в некоторых мобильных браузерах может случиться открытие нового окна или переадресация на приложение Я.М.

— Сколько ваш альбом готовился к выходу?

Владимир: На подготовку ушёл почти год. До этого у нас было много наработок, которые не вошли в запись. Этот год мы работали вместе с Александром Мишиным на студии «Альфа-рекордс».

Илья: Командная работа у нас была такая — Вова пишет песни, Саша сводит музыку, а я её слушаю (улыбается).

Владимир: Нам взгляд Ильи очень помогал. Он всегда советовал что-то новое, потому что когда мы долго на студии работаем, уже какие-то вещи не воспринимаем, со стороны их виднее.

Михаил Камалеев: Саша Мишин мне как-то рассказывал, что иногда у вас в одной записи бывает до 150 дорожек. Это правда?

Владимир: У нас есть песня «Для тебя», там во второй части играет симфонический оркестр, для этого было записано около 50 инструментов — духовые, струнные… А ещё вокал. Вот и получается 150 дорожек.

Михаил Камалеев: В вашей музыке я услышал отголоски группы Keane, которая позиционирует себя как фортепианный рок, ещё чем-то похоже на Moby. Какие у вас музыкальные ориентиры?

Илья: Я рос на электронной музыке, сначала мне нравилась группа Scooter, потом родители открыли для меня Depeche Mode, и я надолго стал их фанатом, даже на концерты ездил. Но когда я услышал песни Вовы, я сразу понял: хочу это играть! Нас с разными коллективами сравнивают: кто-то находит сходство c Twenty One Pilots, у них тоже два человека на сцене, кто-то — с «Нервами», кто-то — со «Зверями» или с Эминемом. Разброс очень большой.

Владимир: Мой сегодняшний музыкальный вкус сложился за последние 2-3 года. До этого я рос на русском роке — слушал «Короля и шута», «Арию». Недавно я открыл для себя джаз: как-то я пришёл домой, а мама на кухне слушала Фрэнка Синатру, и мне понравилось… Сейчас я предпочитаю стильную музыку.

Владимиру всего 22, он два года назад закончил технический университет и сейчас работает в семейном бизнесе. Илье 27, он уже несколько лет играет на барабанах в ульяновских группах, ну и трудится в сфере услуг. Встречаться у ребят получается не так часто, как хотелось бы, — график не позволяет. Поэтому репетируют они часто прямо перед концертами. Для продвижения нового альбома сделали исключение: стараются играть чаще, ведь для обоих характерен перфекционизм.

Владимир: У нас семейный бизнес, ферма по разведению птицы в Ишеевке. Эту идею несколько лет назад привёз из Москвы мой старший брат Саша, родители, которые раньше никак не были связаны с животноводством, его поддержали. На ферме работаем мы все — мама, папа, два моих брата и я. Параллельно я занимаюсь музыкой.

Илья: Я работаю в кафе и в музыкальной сфере — в одной из групп стучу на барабанах.

Владимир, а откуда вдохновение берётся? Я понимаю, что объяснить сложно…

Владимир: Песни рождаются из моих эмоций и мыслей, очень помогает моё окружение, люди. Иногда это происходит спонтанно: года два назад я перелезал через забор, потому что дверь была закрыта, и у меня в голове родилась мелодия. Потом из неё выросла песня «Завис». Она тоже пока не вошла в альбом, но на ближайшем концерте мы её обязательно исполним.

Много песен у вас отсеивается?

Владимир: Да, отсеивается много. Для релиза было создано около 25 песен. Я написал альбом из 12 композиций и от него отказался, потому что для меня это перестало быть актуальным. Пока писал, я уже отошёл от них внутренне. Мне это не нравится, я хочу исполнять то, что мне близко сейчас, чтобы это было искренне. Будет ещё вторая часть альбома, в него тоже вошло не всё, мы не взяли порядка 5-10 песен.

— Как планируете работать над альбомом дальше? Как продвигать его?

Владимир: У нас намечена официальная презентация альбома в январе следующего года, скорее всего, проведём её в Records Music Pub. Не так давно мы подавали заявку на шоукейс-фестиваль New/Open, который пройдёт в Екатеринбурге 11 и 12 января, нас отобрали туда. Там мы надеемся найти полезные контакты и, если повезёт, можем получить грант на съёмку клипа.

Я нарисую эти лица
Будет белый лист
Как против ветра птица
Буду падать вниз
И вновь забыл про этот день
Когда тебе дали название
Лучше бы дали номер в очередь
На расставание

Idon Care. Перегиб в сознании

— А вообще, как ваш старт произошёл? Как вы поняли, что нужно что-то менять на ульяновской сцене?

Владимир: У меня не было мысли, что в Ульяновске что-то плохо, меня местные концерты вдохновляли. Так, например, я услышал группу Purple Wave (коллектив, где музыка 80-х схлестнулась с черным фанковым драйвом и разбавилась современным электронным саундом, существовал в Ульяновске до 2016 года — прим. ред.). Я настолько зафанател, что стал их участником. Кстати, когда я начал их слушать, я даже не думал, что они из Ульяновска. А уже потом, когда группа распалась, я решил сам писать песни, потому что понял: мне есть что сказать людям.

Кстати, Idon Care — мой сценический псевдоним. Причём читается он [idn ker], хотя многие произносят его как [ai don ker]. Но игра слов: Idon Care — I don’t care — уместна. Она отражает мой характер.

Как вы познакомились?

Илья: Мы оба учились в Ульяновском государственном техническом университете, были активистами, участвовали в «Студосени», «Студвесне», выступали на сцене… Но я не как музыкант выступал, а как организатор. Хотя, наверное, я сначала познакомился с Вовиным старшим братом Сашей, это было лет 10 назад, мы начинали с ним репетировать, но у нас так ничего и не сложилось. А три года назад я увидел, как Вова пел в Purple Wave, и хорошо это запомнил. И вот однажды я долго ждал маршрутку, а он подъехал и предложил меня подвезти. В машине он включил мне свои песни, и тогда я понял, что хотел бы с ним играть. Прошло немного времени, и он действительно меня пригласил!

Илья Кулагин на фестивале Intersection of Music

Михаил Камалеев: Илья, бывают ли такие ситуации, что Вова приносит новую песню, а ты думаешь, что это говнище и играть такое не сможешь?

Илья: На самом деле, такого пока не было. Были песни, которые мне не очень «заходили», но многие песни у меня в плейлисте, я их часто слушаю. Я сам не пишущий музыкант. Раньше я играл в группах, но не мог слушать эти песни постоянно. А с Вовиными композициями — совсем другая история.

— У вас есть музыкальное образование?

Владимир: Моё образование — на уровне музыкальной школы, которую я в 12 лет закончил. Я учился играть на гитаре. Фортепиано освоил сам. У меня очень музыкальная семья — играют мама и оба брата. Грех было не научиться!

Илья: Я самоучка. Сначала я познакомился с одной девушкой, которая меня привела к преподавателю по ударным. Он мне объяснил постановку рук, научил меня палочки держать правильно. Я потом это дело забросил. Развитие пошло только в последние годы, а до этого был такой период, что хотелось всё продать и завязать с музыкой. Но потом я попал в Love Fade, а из неё в кавер-группу, ну а из неё перешёл в Вовин проект. А тут уже без вариантов (улыбается)!

Михаил Камалеев: Кто-то из местных музыкантов, кажется, Антон Шмаков (группа Never Same Sky), говорил мне, что учился играть на ударных, глядя на видео своего любимого барабанщика. Есть такая практика?

Илья: Наверное, я полюбил барабаны, глядя на ударника Depeche Mode. Мне нравилось, как он круто выглядит на сцене, хотелось быть таким же. Но по видео учиться можно. Есть немецкий барабанщик Бенни Греб, у него несколько драм-школ. Я смотрел на технику его игры, поражался, как он играет на коробках из-под пиццы и других подручных вещах. Мне, кстати, посчастливилось побывать на его концерте весной этого года, когда он приезжал на фестиваль в Россию. Это для меня большая удача.

— Что вас вдохновляет вообще на творчество?

Владимир: Меня очень вдохновляет отклик слушателей. Когда я играю песню на концерте в первый раз и вижу, что люди начинают подхватывать, это очень круто.

Илья: Перед выходом альбома нам писали знакомые и спрашивали, в какое точно время песни появятся в сети, чтобы они собрались и послушали одними из первых.

— У вас большая география слушателей? Узнавали об этом?

Владимир: Мы только начинаем этим заниматься, пока география ограничивается Ульяновском и областью и Москвой. Да, и чуть-чуть Екатеринбургом, куда мы поедем на фестиваль. Посмотрим всё это в будущем. В Ульяновске у нас есть поклонники, они собираются целой компанией и ходят на наши концерты.

— Какие яркие события с того момента, как вы начали работать как дуэт, вы могли бы отметить?

Илья: Самый яркий момент — когда мы наконец поняли, что сделали альбом. Закончили и отметили это тортом. Когда год сидишь на студии, процесс начинает казаться бесконечным.

— Что было самым сложным? Почему так долго шла работа над альбомом?

Владимир: Это складывается из разных причин: загруженность студии, приходилось делить время с другими музыкантами, желания сделать всё максимально…

Илья: Наш перфекционизм нам иногда мешал. Мы часто пытались менять какие-то мелочи.

Когда в голове стресс развивает депрессию
Агрессией, месть здесь заполняет внутри
Когда нет причин молчать, кричи
И мир услышит
Только не иди один, когда все уже впереди
Лети, лети, лети вдаль самурай
И с оторванным крылом снова распускай паруса
И несказанно рад, так дай знать
Когда твой любимый голос рядом звучит в ушах

Idon Care. Миллион

Михаил Камалеев: Вы играете с подложкой. Не жалеете ли, что не можете импровизировать?

Владимир: Планируем, что на концерт мы пригласим сессионных музыкантов и с ними сможем импровизировать. Не все песни будут звучать точь-в-точь как в записи. Захотим поговорить со зрителями, будем это делать. Подложка не исключает таких вещей, просто надо об этом подумать заранее. Мы будем перерабатывать песни под живое звучание.

Илья: Когда первое время играешь «под подклад», стараешься делать всё ровно, как в записи, чтобы не сбиться. Не получается ни ускориться, ни замедлиться. В какой-то момент появляется уверенность, начинается импровизация в рамках темпа.

— Какое поведение зрителей вам нравится? Чего хочется: чтобы зрители прыгали на концерте или спокойно сидели, вслушиваясь в текст?

Владимир: Так получается, что мне не приходится со сцены говорить людям: возьмитесь за руки, например. Они сами это делают. И ты понимаешь: да, вот так я и хотел сделать. А когда я проговариваю, чего хотел бы, люди делают всё без стеснения. Отклик уже есть. Мне нравится реакция людей, но работать люблю в одиночестве.

Михаил Камалеев: Чего вам не хватает, когда вы участвуете в сборных концертах, фестивалях? Есть ли какие-то пожелания для организаторов?

Илья: У нас в городе есть одна большая нерешаемая проблема — нет оптимальной концертной площадки, адекватной по цене. Есть либо очень камерные клубы, либо слишком большие залы. Помните, раньше был Project 111 или «Солянка». Сейчас есть, по сути, только Records Music Pub, но он маленький, а все остальные площадки дорогие, большие и неудобные. У нас нет средней площадки, где молодые музыканты могут выступать, не тратя большие средства на аренду и оборудование.

Михаил Камалеев: Как вы относитесь к идее сделать из улицы Федерации пешеходную, отдать её под кафе, бары и рестораны и организовать места для выступлений уличных музыкантов. Вы готовы к этому?

Владимир: Я сам автомобилист и не считаю, что если улицу сделают пешеходной, возникнут какие-то проблемы, в частности, сократятся парковочные места и т. д. Люди смогут найти, куда поставить машину.

Илья: Как подписчик Ильи Варламова (популярный блогер, урбанист — прим. ред.), я скажу, что было бы круто, если бы в Ульяновске появилась пешеходная улица. Сейчас есть проблемы с тем, что это сделать невозможно. Но ведь уже придумали компромисс: делать её пешеходной по выходным, чтобы не мешать тем, кто работает там в офисах.

Владимир: Мы были бы готовы проводить там летом акустические программы. Их даже можно не анонсировать, люди придут! Нам таких мероприятий не хватает.

Михаил Камалеев: Есть такое мнение, что за последние два-три года качественно вырос уровень ульяновской музыки. Что, на ваш взгляд, на это повлияло?

Илья: Выросло качество записи, но, мне кажется, это произошло не без участия «Альфа-рекордс». Через студию проходит огромное количество местных музыкантов. А если оценивать качество самих песен, могу сказать, что у нас всегда было много талантов. Раньше им было сложнее дойти до массового слушателя. Помните же, какие крутые были проекты — OK Vinyl, Purple Wave, Tribal Fobia, «Скала Фрэглов», много кто ещё… Но когда они не доходили до слушателя, то музыканты теряли энтузиазм… Многие из них уехали из города.

— У вас самих нет желания уехать из Ульяновска?

Владимир: Пока есть всякие возможности, а самолёты летают и поезда ходят, легко можно работать здесь. Ситуация же меняется в лучшую сторону и по поводу записи, и по поводу организации концертов. Пока работают такие люди, как Павел Солдатов и Александр Мишин, можно здесь успешно развиваться и творить.

Фото предоставлены Владимиром Городецким

Дорогие читатели, друзья! Вы можете поддержать дальнейшее развитие сайта, переведя любую доступную вам сумму с вашей банковской карты или из кошелька Яндекс.Деньги (для выбора способа перевода нажмите соответствующую кнопку рядом с полем "Сумма"). Комиссия не взимается! Все поступившие деньги будут направлены на то, чтобы сделать контент сайта ещё более интересным и разнообразным.