Екатерина Зюзляева: «Один человек с горящими глазами может изменить многое!» | Darykova.Ru

Екатерина Зюзляева: «Один человек с горящими глазами может изменить многое!»

Рубрики:
Интервью
Подпишитесь на обновления:
Instagram | Facebook | ВКонтакте | Яндекс.Дзен

Катя Зюзляева пять лет руководила пиар-отделом фонда «Ульяновск – культурная столица», то есть занималась организацией и проведением разных культурных событий, масштабных и не очень, работала с творческими людьми, продвигала уникальные ульяновские проекты. Но в конце лета она решила уйти из фонда и пока только планирует, чем заниматься дальше.

Мы с Катей встретились тёплым октябрьским днём. Она недавно вернулась из поездки в Уфу, до этого она побывала в Чебоксарах. Складывается такое ощущение, что сразу после увольнения из фонда перед ней открылись все дороги. Мы и говорим об этом – о важности выбора и лёгкости на подъём, о специфике культурной работы и своей нужности. И о том, что начинать что-то новое можно в любое время и в любом возрасте.

Я никогда не боялась кардинально менять сферу деятельности

– Я ушла из фонда «Ульяновск – культурная столица» в начале августа. Уходя, постаралась оставить сильную команду pr-отдела и максимально комфортную ситуацию, чтобы ребята справились с проведением Международного культурного форума. О своём решении завершить работу я предупредила заранее, поэтому многие процессы перестраивались ещё при мне. На самом форуме я уже была как гость – специально примчалась из Москвы, чтобы побывать и посмотреть со стороны. У меня были странные ощущения: приходилось постоянно останавливать себя, чтобы не доставать телефон и не писать в заметки важные цитаты, которые могли бы потом пригодиться для релизов.

Форум в этом году был десятым, и, скорее всего, в том формате в котором он проходил все эти годы, мы его больше не увидим. Подведены итоги, поставлена некая точка. С другой стороны, есть понимание, что диалоговая площадка нужна городу. Возможно, появится что-то новое, в другом формате.

– Ты пришла работать в фонд «Ульяновск – культурная столица» в 2015 году. Чем ты занималась до этого времени?

– У меня большой трудовой стаж. Я начала работать сразу после школы – официантом, а потом барменом в кафе. После этого я работала в банке по специальности, по образованию я финансист. Я никогда не боялась кардинально менять сферу деятельности: ресторанный бизнес, IT-сфера, банковское дело, культура, пиар. Для меня это всегда некий вызов. Я с удовольствием погружаюсь в изучение чего-то нового. У меня было и своё дело, потом я уезжала в Москву, там работала флористом, курьером. Сейчас я пока не загадываю, чем буду заниматься, в какой профессии себя найду.

В пиар-отдел фонда «Ульяновск – культурная столица» я попала случайно. Мы ездили в экспедицию к истокам Волги, где я как раз отвечала за работу со СМИ. Партнёром проекта была компания «Мегафон», pr-специалист которой мне сказала, что в фонде есть вакансия. Я говорю: «Какой из меня пиарщик? Опыта почти нет, образования тоже». Но она предложила всё же сходить на собеседование. И я пошла туда, как говорится, for fun. Мы поговорили, я сделала тестовое задание, мне обещали перезвонить в течение месяца. И забыла об этом всём напрочь. А спустя время мне позвонили: «Мы выбрали вас, приходите на работу». И вот тут я задумалась, что же делать. Я на тот момент довольно продолжительное время уже не работала в офисе, отвыкла от режима с 9 до 18. В итоге решила, раз всё так сложилось, надо попробовать. И в итоге проработала пять лет.

– Что было самым сложным?

– Хороший вопрос… Сложного было много. Сначала мне нужно было влиться. Я тогда не знала толком ни одного журналиста или пиарщика. Первые два-три месяца я много времени посвящала разным мероприятиям, журналистским тусовкам, понимала, что надо знакомиться. Как иначе работать?

Ещё нужно было научится писать официальным языком. И здесь была своя трудность: приходилось писать тексты для отчётов, для сайтов, пресс-релизы для СМИ и более неформальные посты для соцсетей – то есть постоянно словно жонглировать, переключаясь с одного формата изложения текста на другой.

И перед нами всегда ставили непростые задачи, где приходилось искать нестандартные решения, где не было заранее проторенных дорог. Это одновременно и сложно и интересно, всегда новый опыт, требующий от тебя самых разных компетенций, что давало невероятный рост. За это нужно сказать спасибо Татьяне Александровне Ившиной, которая и сама умеет принимать вызовы, и команду держит в хорошем рабочем тонусе. Могу с уверенностью сказать, что фонд – это настоящая кузница кадров. Из него вышли сотрудники «Ночной мэрии», «Литературного города ЮНЕСКО» и ещё много ребят, которые прошли школу жизни в фонде, получили набор классных компетенций, пошли дальше и сейчас развиваются в разных направлениях.

Важнее не самому организовать, а создать условия для того, чтобы проект состоялся

– Какая, по-твоему, главная задача фонда? Не кадры же ковать?

– В моём понимании, фонд – это институт развития. То есть нужно не просто организовать концерт или другое событие, а создать условия, чтобы инициативные ребята захотели его провести и провели. Яркий тому пример – Оля Чаусова и её проект My Fest. Сначала она своими силами устраивала фестиваль My Market, а потом включились мы и помогли ей сделать его масштабнее, в уличном формате в сквере Языкова. Получился масштабный городской праздник. Безусловно, мы и сами организовывали мероприятия, но, повторюсь, для меня ценнее всего было, когда мы создавали условия, направляли. Фонд – как драйвер развития.  Сейчас задачи немного изменились, расширились, но об этом уже не меня нужно спрашивать.

— Что было для тебя самым глобальным проектом? Международный культурный форум?

— Форум, конечно, ежегодно был центральным событием. К нему всегда длительная интенсивная подготовка, но и помимо него было много самых разных проектов.

В креативном пространстве «Квартал» всегда очень насыщенная событиями афиша. Классный проект – музыкальная конференция Regional Music Community и вышедший из неё шоукейс «Сияние». Первоначальная задача была – показать нашим местным творческим людям возможности, которые у них есть. Чтобы они могли пообщаться с ведущими представителями музыкальной индустрии России и понять, куда и как им двигаться дальше.

Несколько лет мы занимались тем, что привозили в Ульяновск спектакли фестиваля «Золотая маска» – это всегда было большим событием в культурной жизни Ульяновска. Очень много было образовательных проектов для представителей креативных индустрий.

– Ты много ездила по разным городам. Ульяновск выделяется на фоне других нестоличных городов? Или он теряется?

– Сравнивать сложно: у каждого города своя атмосфера, свой дух, своя история, свои связи. Недавно, например, я побывала в Чебоксарах и Уфе. Я  не могу сказать, что где-то хорошо, где-то плохо, Чебоксары или Уфа развитые, а мы – нет. Ульяновск однозначно не хуже. С Чебоксарами, например, есть общие черты: мы не осознаём, что мы классные, не можем об этом рассказать. Своеобразный комплекс неполноценности. У нас хороший город, прекрасные люди, есть интересные проекты, богатая история, сильные личности: Ленин, Гончаров. На этом можно сделать хороший сильный бренд, привлекать туристов. Но мы всё время как-будто сами себя стесняемся. И это присуще, на мой взгляд, многим провинциальным городам.

Я там неожиданно нахожу себя сидящей с режиссёром на закате на крыше дома на Проспекте Мира. Это невероятная история.

– Нет ли желания вернуться в Москву? Почему ты оттуда опять переехала в Ульяновск?

– В Москве я жила недолго, меньше года. Очень люблю столицу. Если я больше полугода не была в Москве, у меня начинается «ломка», обязательно еду. У меня там есть родственники, много друзей. У нас с Москвой – взаимная любовь. В каждый мой приезд случаются невероятные истории. Например, однажды летом мы сидели на закате на крыше дома на Проспекте Мира с режиссёром и говорили о городе, о творчестве, да и просто о жизни. Это всегда внезапное, случайное. Москва дарит удивительные встречи. По поводу переезда скажу так: сейчас я открыта всему, не исключаю переезда в Москву, но и не исключаю переезда в любой другой город России.

Когда я приехала в Москву, я решила её узнать. Как это проще всего сделать? Стать курьером. Я два месяца получала огромное удовольствие от этой работы, люблю движение, да и Москва такая красивая! Благодаря этому я хорошо знаю город, ориентируюсь в нём. Также, живя в Москве, какое-то время я работала в центре равных возможностей для детей-сирот «Вверх». Это образовательный центр для детей, которые находятся в сложной ситуации. Обычно у таких ребят низкий уровень знаний. В школе им просто тройки рисуют, выдают аттестат, и никто особо не заинтересован в их развитии. Центр «Вверх» подтягивает таких детей по школьной программе, готовит к поступлению. Я преподавала математику. Когда первый раз пришла, мне сказали, что у меня будут мальчишки, 6 класс. Я думала, что это будут 12-летние дети. Захожу в класс, а там 17-летние лбы выше меня ростом. Они просто проходили программу за 6 класс, поскольку большие пробелы в знаниях. Я уже тогда поняла, что это будет крутой опыт, потому что к ним надо будет искать особый подход. Я не могла задавить их авторитетом, да и по возрасту я была не сильно старше их.

Именно работая там, приходя после основной работы по вечерам, уставшая и голодная, я понимала, что делаю что-то важное, что приношу пользу. И получала такую отдачу!

Занятия проходили в самом центре Москвы, в англиканском соборе святого Андрея. И был такой момент… Меня попросили дополнительно позаниматься с мальчиком Васей. Тогда не было свободных классов, нас отправили в башню. Мы сидим: зима, стемнело, в маленьком окошке я вижу, как идёт снег и вышла луна. Вася что-то решает, я поднимаю голову и не верю в реальность происходящего: я в центре Москвы занимаюсь математикой в соборе.

Я хочу, чтобы моя новая работа давала мне это ощущение нужности и ежедневную радость. Любить то, что ты делаешь – звучит банально, но это так важно. Выбор нового дела, новой профессии буду делать руководствуясь именно этим принципом. И место жительства здесь уже играет второстепенную роль. У меня нет сильно сдерживающих факторов – детей, ипотек. Можно хоть завтра переехать в Москву, в Казань, в Чебоксары, в Чердаклы, куда угодно. Я могу жить и в маленьком городке, и в мегаполисе, в этом плане я пластична. Мне кажется, куда бы ты ни приехал, ты можешь там создать себе комфортные условия для жизни, окружить себя интересными тебе людьми.

Самый классный пример – ты просто делаешь то, что любишь, и тянешь за собой большие изменения!

– Недавно мы разговаривали примерно об этом же с группой «Родители Лёши». Они не хотят уезжать из Ульяновска, потому что сейчас ты можешь, живя здесь, работать где угодно и чувствовать себя свободным. Но, на мой взгляд, в Чердаклах ты себя не окружишь таким количеством людей и событий, как это можно сделать в Москве.

– Во-первых, никто никого не привязывает. Даже оказавшись в Чердаклах, я смогу оттуда выезжать. Во-вторых, можно не только посещать события, но и создавать их. У меня перед глазами несколько ярких примеров, когда люди что-то делают сами. Например, человек, который любит хорошую музыку или хорошую еду, переезжает в другой город и не находит там мест, куда бы хотелось приходить. Тогда он просто создаёт их.

В Башкирии, где очень красивая природа, живёт Раис Габитов. Он любит горы, часто ходит туда. И в какой-то момент вместе с единомышленниками он решил начать маркировать тропы, чтобы любой турист мог безопасно и спокойно пройтись по маршруту, зная, что не заблудится и не потеряется. В итоге отдельные отрезки складываются в Большую Южноуральскую тропу протяжённостью 300 километров. Власти тоже в этом заинтересованы, помогают. Постепенно в этот процесс включается всё больше людей. Когда один человек с горящими глазами делает то, что любит, это тянет за собой большие изменения! Это классная история: про увлечённость своим делом, про любовь к родине, про внутренний туризм, про желание делиться тем, что любишь…

– В Ульяновске были какие-то интересные проекты, которые тебе запомнились?

– Мне кажется, то, что делает Паша Андреев, рождается из любви – экскурсии по Парку Дружбы народов, проекты «Ночной мэрии». Безусловно, из любви к своему делу Лев Филиппов с ребятами создали новый двор «Квартала». Я люблю, когда делается сообщество, привлекаются люди, которые делают проект для себя и для города. Мы говорили про группу «Родители Лёши», Васю и Серёжу Савельевых. Я давно наблюдаю за их творчеством, они оба успешные в IT-сфере и оба занимаются музыкой, потому что получают от этого удовольствие. Мне кажется, это самый классный пример – ты просто делаешь то, что любишь.

– Да, мы с ними разговаривали, ребята сыпали огромным количеством названий ульяновских групп, которые существовали в начале 2000-х. Ни одно из названий мне ничего не сказало, хотя я тогда работала в СМИ и занималась культурными темами. Насколько, на твой взгляд, важно продвижение в этой сфере?

– Безусловно, продвижение важно. И будет честно, если я скажу, что у нас в Ульяновске с этим довольно часто проблемы. Но иногда и так бывает, что нет на классные штуки спроса. Можно сравнить с кулинарной темой: ты сегодня хочешь поесть суши, а завтра – уху. И город так же – когда-то готов принимать, когда-то – нет, до чего-то мы дозрели, а чему-то надо ещё дать время. Я работая в пиаре много размышляла над проблемой продвижения. Иногда бывало, что после концерта приходил человек и жаловался, что не видел и не слышал о том, что он будет. Мы его спрашивали: ты смотришь телевизор? Он отвечал: нет. Слушаешь радио? Нет. Читаешь газеты? Нет. Сидишь в крупных городских пабликах? Нет. И так далее. Я спрашивала: тогда какой канал коммуникации нам нужно выбрать, чтобы ты узнал и пришёл? И здесь у людей начинается ступор. Невозможно каждому в директ написать и прислать приглашение. Иногда мы, сетуя на то, что в городе ничего не происходит, забываем, что нужно интересоваться самому. Чем больше будет отдача, тем больше организаторам мероприятий захочется это делать. Это двусторонний процесс всегда. С одной стороны, качественных мероприятий должно быть больше. С другой – ходить на них нужно чаще. Если тебе нравится маленькая кофейня за углом, ходи в неё почаще, тем самым ты поддерживаешь её работу. Иначе рискуешь однажды прийти и больше её не увидеть.

Мне кажется, в прошлой жизни я была мужчиной-пианистом

– Что тебе самой нравится в музыке, кино, литературе? К чему больше лежит душа?

– С кино у меня сложная история. Я много лет очень мало смотрела фильмы, так как много работала, а самым интересным времяпрепровождением для меня всегда было общение с людьми. Поэтому получилось, что я не посмотрела множество известных фильмов – от «Вечного зова» до «Звездных войн». Но я говорю: «Представьте, сколько меня ждёт всего интересного впереди. Я как начну это всё смотреть»… (улыбается). Понимаю, что эти пробелы сделали немножко беднее и уже мой кругозор, чем он мог бы быть. Просто потому, что есть база, как обязательная программа в фигурном катании или как школьная программа по литературе, например.

Читать я, кстати, начала очень рано. У нас дома, как в любой советской семье, была большая библиотека. Я до сих пор родителей спрашиваю: «Вы куда смотрели? Я в 8-9 лет уже брала из книжного шкафа взрослые детективы и любовные истории». Классику, конечно, тоже читала, но всеядной в этом плане назвать себя не могу. Если произведение «не заходило» – то откладывала. Так было с «Мастером и Маргаритой»: в школе заставляла себя, но дальше первых 30 страниц не смогла. Возвращалась к ней в 17 лет, в 25, но – нет. При этом другие произведения Булгакова мне нравятся, я с удовольствием прочитала «Записки юного врача», «Роковые яйца», «Собачье сердце»…

А в плане музыки я «родом из 90-х»! Например, когда убираюсь дома, обожаю включить погромче Аллу Пугачёву. В музыкальных викторинах с первых трёх нот угадываю отечественную попсу. Ещё очень люблю Фредди Меркьюри, грузинскую группу MGZAVREBI, композитора Людовико Эйнауди, из современного – ZIVERT. Ещё мне нужно закрыть один гештальт: я с детства мечтала научиться играть на пианино. Но у родителей не было возможности водить меня в музыкальную школу, да и дома не было инструмента. Я выросла, а с мечтой так и не могу распрощаться, планирую научиться. Мне раньше даже снились сны, что я мужчина-музыкант: много курю и играю на пианино. Наверное, в прошлой жизни я была курящим пианистом (улыбается).

– Заговорили о семье. Расскажи, пожалуйста, про свою семью.

– Я из простой семьи: мама – инженер, работала на заводе – сначала на «Марсе», потом на «Авиастаре». У неё также есть второе образование – педагог-психолог. Папа работал в строительно-монтажном управлении. Когда мне было 7 лет, родители развелись, папа сейчас живёт в другом городе. Ещё у меня есть самая лучшая старшая сестра Настя и племянник Андрюша. Я недавно ехала в поезде и проезжала город, где сейчас живёт мой папа, – Нурлат. Там по расписанию стоянка  – 5 минут. Папа пришёл к поезду и принёс мне горячей домашней еды, чтобы я позавтракала. Это так приятно! По маминой линии у нас очень много родственников, у неё три брата и три сестры, нас 10 внуков у бабушки. Большая семья – это огромный источник силы и поддержки для меня!

— О чём ты мечтаешь?

— О самореализации, о работе в кайф. Мне нравится фраза: «Когда ты не знаешь, каково твоё предназначение, хотя бы перестань делать то, что тебе не нравится». Вот я сейчас именно на этом этапе. Ещё мечтаю о своей семье, о новом путешествии и, конечно, о новом платье (смеётся)!

Фото предоставлены Екатериной Зюзляевой



Дорогие читатели, друзья! Вы можете поддержать дальнейшее развитие сайта, переведя любую доступную вам сумму с вашей банковской карты или из кошелька Яндекс.Деньги (для выбора способа перевода нажмите соответствующую кнопку рядом с полем "Сумма"). Комиссия не взимается! Все поступившие деньги будут направлены на то, чтобы сделать контент сайта ещё более интересным и разнообразным.