Soundcheck: «Если тебя бьёт жизнь — бей в барабан!» | Darykova.Ru

Soundcheck: «Если тебя бьёт жизнь — бей в барабан!»

Рубрики:
Бизнес в городе У.,  Музыка в городе У.
Подпишитесь на обновления:
Instagram | Facebook | ВКонтакте

Школа журналистики Дарьи Рыковой


Первыми героями интервью в новом году стали замечательные девушки — Эвелина Горская и Маша Муллина, создательницы барабанной студии Soundcheck. Как-то мы случайно пришли к ним на квартирник группы «Акустические мысли» и поняли, что у нас много общего. Они так же, как и мы, не только интересуются, но и пытаются менять музыкальную жизнь Ульяновска.

Кроме барабанной студии у девушек есть группа «НЕЗАВТРА.», где Маша играет на гитаре и поёт, а Эвелина играет на барабанах. И Soundcheck, и группа существуют около года, но об этих проектах в городе уже хорошо знают. В этот раз мы поговорили о бизнесе, а тему творчества планируем заявить в будущем.

Кстати, приятная беседа сама собой перетекла в общий проект — уже через несколько дней, 18 января, в 18:00 я прочитаю в их студии лекцию на тему «Интервью как способ продвижения». Она будет полезна и музыкантам, и предпринимателям, и всем творческим людям, которые хотят рассказать о себе и своих идеях.


— Как родилась идея создать барабанную студию? На бытовой взгляд, это не очень востребовано.

Эвелина: — Идея родилась спонтанно, во время поиска работы. Я искала место, куда бы устроиться, хотелось именно барабанить, обучать этому. И поняла, что в Ульяновске нет студий, которые направлены чётко на обучение игре на барабанах. В других городах есть даже определённая пресыщенность: куча барабанных или вокальных школ, а здесь этого нет. Подумала: а вдруг?

— Но вы же здесь и вокал в том числе преподаёте…

Эвелина: — Это уже второстепенно.

Маша: — На протяжении полугода после открытия были только барабаны, это уже потом я стала полноценно вовлекаться в работу как педагог. Почему бы не попробовать ввести вокал и гитару?

— Эвелина, мне интересно, какой у тебя опыт игры на барабанах. Получается, ты занимаешься профессионально, если можешь учить других?

Эвелина: — Занимаюсь профессионально, но я считаю, что необязательно нужен большой стаж игры или серьёзный опыт, чтобы ты мог передать что-то другим. Мы обучаем в основном «с нуля», иногда уже опытных людей, которым чего-то не хватает, работаем над изъянами. Так, опыта игры у меня не особо много, 4-5 лет.

Маша: — Здесь очень важно понимать, что педагогика – это призвание. Бывает, что у людей есть педагогическое образование, но они не умеют преподавать. У Эвелины такого образования нет, но я вижу, что она умеет научить человека, передать свои знания. Я как педагог понимаю, что в ней это есть. И ещё добавлю, что не обязательно быть крутым музыкантом, иметь гигантский опыт, чтобы учить других. Есть люди, которые по 10-15 лет играют, а научить других не могут. У меня были случаи, когда мои ученики начинали играть лучше, чем я. Главное – уметь преподать.

— С чего начинается обучение? С постановки рук, освоения каких-то ритмов?

Эвелина: — Приходит ученик, смотрим, был ли у него опыт или он в первый раз берёт в руки палочки. Думаем, над чем бы ему хотелось больше работать. Кто-то приходит с конкретной целью: я хочу выучить вот эту песню, а кто-то для общего развития хочет позаниматься. В зависимости от этого мы работаем.

— Мне кажется, что барабаны – это такой инструмент… Ну вот гитарист может один работать, а барабанщику одному сложнее. Я видела, конечно, примеры, но всё равно же нужен коллектив?

Эвелина: — Ну да, барабаны – это аккомпанемент, поэтому в основном мы учимся работать с музыкой, чтобы звучать в контексте песни, а не просто бить в барабан.

Маша: — Чтобы барабанщик был солирующим музыкантом, он должен быть очень крутым барабанщиком. Быть отдельной раскрученной единицей.

— Эвелина, ты родилась в Нижнем Новгороде. Долго там прожила?

— Всю жизнь.

— Что сподвигло тебя переехать в Ульяновск, какие на это были причины? И как это – променять развитый город-милионник вот на это?

— Нижний — хороший город, но там всё грустно в плане музыки. Я же думала, как можно развиваться именно в музыкальном плане. В Ульяновске я просто доучиваюсь на заочке, остался последний курс. Подумала, почему бы не попробовать жить здесь, тем более, что с музыкой всё интереснее. А в Нижнем одни и те же люди или сидят на месте, или играют по подвалам.

— Когда ты сюда перебралась?

— Прошлой зимой.

Эвелина Горская

— И уже получилось реализовать свой проект…

Маша: — Расскажи подробнее про идею, где ты была (смеётся), что делала…

Эвелина: — Шла в душ! И тут меня осенило. Почему до меня никто не додумался, что нет барабанной школы в городе? Почему не сделали? Но на этот вопрос я пока что не нашла ответа.

— Раньше вы были на Октябрьской, где «Звезда». Почему оттуда переехали? Неудобное место?

Эвелина: — В принципе, было нормально, но это подвальное помещение. И как-то, вернувшись с концерта из Питера, обнаружили, что там по щиколотку воды, всё залито из-за дождей. Чудом барабаны уцелели. Мы эвакуировали оборудование сразу. Очень трудно это всё было.

— Сложно найти помещение? Вы же шумите, как минимум…

Маша: — Очень сложно, да…

— Много было вариантов?

Эвелина: — Вариантов было много в интернете, но мало наяву. Чаще всего всё заканчивалось звонками: помещение только под офис.

Маша: — Часто было так: музыкальная школа, гитара, вокал… И как только говоришь про барабаны, то сразу в ответ: о, нет, это громко, нельзя. Здесь чудо, что нам разрешили, хорошая адекватная администрация и не подвальное помещение. Были варианты такие, что не то, что ремонта нет, а просто голые бетонные стены.

— После переезда с Октябрьской в центр количество учеников увеличилось?

Эвелина: — Думаю, что это повлияло, да. Здесь больше поток людей. Хотя место не очень важно, всё равно под всех не подстроишься. Человек живёт в десяти минутах ходьбы от студии – ему далеко, а из Нового города запросто приезжают на уроки.

— Насколько дорого это всё? Оборудование и т.д.

Эвелина: — Ох… Оборудование – это много денег, конечно. Это профессиональные барабанные установки из Китая. У нас в стране пользуются не очень большим спросом, но за рубежом многие известные музыканты играют именно на барабанах этой фирмы.

— Вложения в студию – это собственные деньги, кредиты, помощь родственников?

Эвелина: — Ремонт делался своими силами. Были какие-то свои небольшие накопления, родители помогали. Не было всё куплено и сделано разом. Всё покупалось спонтанно в разное время. Искали специально недорогое небольшое помещение, чтобы можно было всё привести своими силами в нормальный вид.

Маша: — Одна барабанная установка была приобретена уже давно, а вторая буквально недавно. И на неё часть средств была заработана в подземном переходе, собственными мучениями и стараниями. 11000 рублей мы заработали на неё таким образом.

— Подземный переход в Ульяновске? Где именно?

Маша: — Это два перехода. И в Питере за концерт мы неплохо денег получили. В общем, музыкой заработали на музыку.

— Сейчас студия приносит доход? Или есть какой-то терпимый убыток?

Эвелина: — Поначалу было очень тяжело. Заработанной суммы не хватало даже на аренду. Ещё квартира, проезд, нужно поесть что-то. Буквально пару месяцев назад студия стала приносить доход, чтобы можно было заплатить за аренду и поесть.

— Как появляются ученики? Реклама, сарафанное радио? Особенно интересно, как первый ученик появился.

Эвелина: — Первых учеников находили через знакомых, раздавали флаеры на улице. Постепенно научились рекламе ВКонтакте, стали анализировать, куда ушёл каждый рубль из рекламной кампании. Сейчас, в основном, люди приходят через интернет.

— Кто они? Студенты, взрослые? Возраст какой?

Эвелина: — Очень разновозрастные люди, от 11 до 40. Приходили 55-летние женщины.

Маша Муллина

— Маша, ты как присоединилась?

Маша: — Всё спонтанно. Я первый раз пришла на бесплатный урок по барабанам на Октябрьскую. Я честно сказала, что я барабанами заниматься не буду, не хочу ваше время тратить. Но пришла, мне очень понравились барабаны, мы познакомились с Эвелиной. Оказалось, что мы должны играть в группе «ЦВИХ». Поиграли там пару месяцев, ушли оттуда вместе. А потом как-то постепенно я влилась в эту работу.

— До этого ты чем занималась?

Маша: — Я педагог в центре детского творчества, играла в группе «ЦВИХ» шесть лет. Вообще, семь лет работаю педагогом в госучреждении. У меня педагогическое образование.

— Решила уйти из бюджетной сферы?

Маша: — Пока не получилось уйти, но очень хочется. Потому что у нас с образованием всё плохо, туго. Детей обучать некогда даже.

— Дети плохие?

Маша: — Дети всегда хорошие. Я считаю, что они такие, какими мы их сами создаём. И детей необучаемых тоже нет, всё это проблемы и задачи педагога. Сложности – это волокита бумажная, чуть ли не каждый свой шаг нужно записывать. Постоянно какие-то семинары, которые по сути ничего не дают. Программы каждый год переписываем. Это всё занимает очень много времени, не понимаешь, зачем ты этим занимаешься, потому что ты уже как бы и не преподаёшь, а выступаешь в роли методиста для самого себя. А хочется больше учеников, которые заинтересованы в обучении, чтобы заниматься именно педагогикой. Мне очень нравится это дело. Я случайно попала в эту профессию, но потом поняла, что это моё.

— Учеников много здесь, в студии, у тебя?

— Пока что нет, потому что мы буквально вот только месяц как ввели уроки вокала и гитары.

— Какие планы на 2020 год? Развитие, рекламная кампания, что-то ещё?

Эвелина: — Планы грандиозные!

Маша: — Во-первых, всегда нужно следить за помещением, не переставать его совершенствовать. Здесь нужно доделать звукоизоляцию, например.

Эвелина: — Во-вторых, планируется много интересных мероприятий. Пока что озвучивать не будем, потому что некоторые наши идеи, например, с квартирниками в нашей стилистике, начали уже дублировать, клонировать…

Маша: — Доходит до того, что даже наши посты в соцсетях крадут.

Эвелина: — Поэтому боимся что-то заранее говорить… Но реклама будет в соцсетях.

— Люди приходят на бесплатный пробный урок. Многие из них остаются в качестве постоянных учеников потом? Какой процент отсеивается?

Эвелина: — Остаётся 30-50%. Пробные уроки – это основное, что нужно предлагать.

— Есть разница в подходе к ученикам разных возрастов? С кем сложнее?

Эвелина: — Разницы как таковой нет. Дети адекватные приходят, я с ними не сюсюкаюсь, у нас всё строго. Вплоть до того, что если ученик на протяжении трёх уроков подряд оттопыривает руку, мы ему эту руку привязываем.

— А в вокале? Голос же со временем меняется, какие-то физиологические моменты есть…

Маша: — Я с этим сталкивалась, да. В какой-то момент у человека в связи с взрослением сужаются его вокальные возможности, голос перестраивается. Но в принципе это никак не влияет на работу. Возраст не так сильно влияет на обучение. Наверное, больше воспитание важно и осознанность, желание работать.

— Сильная конкуренция на вашем рынке?

Эвелина: — Именно в плане барабанов – нет. Тем более что у нас две установки, ни в одной другой студии такого нет. Им постоянно приходится выгонять ученика из-за барабанов, чтобы что-то ему показать. А мы сидим одновременно, отрабатываем прямо по удару. Направленность на барабаны отличает нас от других школ. Даже если на пробные занятия человек сходит во все студии, у нас остаются чаще.

Маша: — С вокалом и гитарой, конечно, сложнее, конкуренция большая. Но у нас есть свои фишки. Я думаю, мы сможем продвинуть и это направление.

— Какие фишки?

Маша: — Распевки под гитару, например. Опыт у меня большой, я всегда пытаюсь найти индивидуальный подход к ученикам. Хочу преподавать вокал не под минус какой-то, не для того, чтобы петь в караоке, а именно вокал под гитару. Есть ещё фишка студии вообще – концерты-квартирники. Идея возникла, потому что хотелось, чтобы люди просто узнали о студии, о месте. Пусть люди приходят, играют, слушают, отдыхают. Для кого-то – возможность выступить, для кого-то – послушать музыку. И плюс – люди узнают о том, что здесь уроки проводятся.

Эвелина: — На первом квартирнике было 8 человек, на последнем – больше 40.

— Ну вот у вас были Кира Винтер, Альфина Чайка, «Акустические мысли»… Кто ещё? Сколько всего таких концертов вы уже успели провести?

Маша: — Ой… Ирина Прокопьева, Кристина Фомина… Альфина была два раза.

Эвелина: — Около десяти, наверное, было квартирников…

— Люди, зрители, остаются как ученики после таких концертов?

Эвелина: — Бывает. Некоторые наоборот – пришли на занятия, а потом стали ходить на концерты. Публика незаинтересованная отсеивается. Это самое классное – пусть человек 15 придёт на мастер-класс, но это будут музыканты, которым интересно слушать, которые вовлечены в беседу, пытаются что-то узнать, чем придёт 50 человек, а из них двое заинтересованы, остальные скучают.

— Какие планы по этому поводу есть?

Эвелина: — Будем продолжать квартирники, конечно, но есть большое желание приглашать музыкантов для проведения мастер-классов. Чтобы опытные, известные музыканты делились опытом, рассказывали о себе, учили играть на инструментах, петь. Оказалось, что мастер-классы людям нужны, на них есть спрос. 15-20 человек на каждый такой приходят к нам.

— Если к вам придут, условно говоря, три девочки и скажут: «Мы хотим сделать группу, но играть совсем не умеем, научите нас», вы возьмётесь за это?

Маша: — Мне кажется, да.

Эвелина: — Мне кажется, нет.

Маша: — Почему??!! Ну мы их распишем по календарю, по графику… Во-первых, конечно, нужно будет узнать, кто из них чем хочет заниматься – гитара, вокал, барабаны. Сначала их обучим…

Эвелина: — Главное, чтобы они понимали, чего они хотят, а не так, что «нам плевать, на чём играть, хотим быть группой». В таком случае – нет, идите отсюда!

— Получается, у вас такой женский бизнес, коллектив женский. Насколько девушкам тяжело в таком мужском, может быть, сегменте? Наверняка нужно же плечо, инвестор, финансовая поддержка…

Эвелина: — Ну не знаю… Мне кажется, всё нормально, ничего особенного в этом нет. Жизнь пинает, люди пинают, ну и что теперь? Нужно что-то делать дальше, как иначе? Кто, если не ты сама? Помощь, естественно, нужна, поддержка. Бывает, что даже родители говорят: «У тебя ничего не получится, зачем ты поехала?»

Маша: — Сложно бывает не в том, как это делать. Физически бывает сложно. Эвакуировать инструменты, как в том случае с потопом, перетаскивать всё. Когда завозили всё сюда своими силами – было сложно, конечно. Никто не помогал, потому что обратиться особо и не к кому. Вот эту стойку четыре девчонки перетаскивали.

Эвелина: — Очень мало помощи именно физической можно добиться от мужчин.

Маша: — Или просто мужчин у нас таких нет в компании.

— Вы можете представить, что когда-нибудь настанет момент, когда вы поймёте, что всё – дело не пошло. Какие условия, ситуации должны возникнуть, чтобы вы отказались от своей идеи?

Эвелина: — На самом деле, уже много раз возникала мысль, что ничего не выгорит, ничего не получается, никто не поддерживает, не помогает, неоткуда брать силы и мотивацию. Как-то всё равно находишь потом в себе силы дальше продолжать. Возможно, ты уже находишься перед дверью, тебе надо её только открыть – и всё будет хорошо. Глупо останавливаться на полпути. Поэтому когда мы столкнулись с затоплением, было очень сложно переезжать, столько средств вложено в это и сил, но мы не сдались.

— Есть планы, если говорить о квартирниках, пригласить каких-нибудь звёзд?

Эвелина: — Скорее, нет таких планов.

Маша: — Хотим Пашу Солдатова зазвать здесь провести что-нибудь.

Эвелина и Маша с Павлом Солдатовым

— Кто вам близок из местных музыкантов?

Маша: — «Акустические мысли» прям пуськи! Хоть их было четыре человека, все такие разные, но было легче, чем с кем-то одним.

Эвелина: — Благодаря Ване Куликову у них очень хорошая организация внутри коллектива. У каждого своя роль.

— Когда вы начали делать группу «НЕЗАВТРА.»?

Маша: — 20 июня прошлого года.

— За это время у вас было уже немало концертов. Как это удаётся?

Маша: — Не знаю. Мы даже умудрились совершенно спонтанно выступить на фестивале «Душа», хотя совершенно не планировали, просто ехали туда послушать музыку.

Эвелина: — Это закрытый фестиваль для педагогического состава УИГА, для курсантов.

Маша: — Просто приехали, вообще не думали выступать. Там всё так грустно, сердце кровью обливалось. Подошли к организаторам, говорим: «Можно мы выступим?». А у нас ничего не было, кроме барабанных палок. Нашли гитару, у мальчика одного попросили, вписали себя в конец списка концертного и выступили. Также мы спонтанно выступили в Винновской роще. Просто гуляли, проходили мимо кафе с летней площадкой. Нашли администратора, договорились, и на следующий день отыграли концерт. Для опыта это интересно.

Эвелина: — И заработали чуть-чуть.

— Как вас в Петербург занесло с концертом?

Маша: — Хорошо занесло!

Эвелина: — Меня пригласили отыграть сессионный концерт с петербургской группой «Треустье». Они играют такой нео-фолк. Мне этот стиль совершенно не близок. Я раньше такое не то, что не играла, не слушала никогда. Мне показалось интересным попробовать и помочь людям сыграть концерт. Пришло время ехать в Петербург, мы вспомнили про клуб «Камчатка», связались с организаторами.

Маша: — У нас был всего один день, когда мы могли там отыграть, 9 августа. Было очень просто договориться.

— Почему именно «Камчатка»? Какие-то давние связи или что?

Маша: — Я люблю «Камчатку» и всё. Это музей Цоя. Никаких связей не было, не знали кому писать, звонить. Нашли…

Эвелина: — Знали, что это место, где не очень сложно договориться о концерте. Что там можно нормально сыграть акустику, позволяет обстановка.

— Много зрителей было?

— Больше 70.

— Денег заработали?

— Да.

Маша: — Почему именно «Камчатка» — для меня было знаково, памятно, значимо сыграть там. Потому что я всегда, когда приезжаю в Питер, хожу в «Камчатку». Мы не были уверены, что будет просто договориться, но написали ВКонтакте, долго думали, что написать. Нам сразу ответили, что можно. Так и получилось. А потом нам там подарили арбуз! Прекрасный летний подарок, неожиданный.

— Очевидный логичный вопрос: почему вы здесь, в студии, не сделали до сих пор собственный концерт?

Эвелина: — Мы планируем. Но не хотим играть в тихом варианте акустику, планируем громко, с живыми барабанами, хорошим звуком. Сейчас всё близится к тому, чтобы это всё осуществить. Привлечём хорошего звукорежиссёра, чтобы поставил звук, который не оглушит публику.

Маша: — Не сделали, потому что когда ты организатор, то выполняешь много функций, понимаешь, что сложно самому себе организовать что-то. Кто будет следить за светом, за звуком, дым-машиной? Есть один человек на примете, которого мы хотим привлечь к организации этого концерта, он согласен.

Эвелина: — А так мы уже репетируем, готовимся. Маша пытается светом рулить. Играет, поёт, ногой свет включает. Я дым параллельно пускаю. Учитывая, что у нас сейчас квартирники выглядят красиво, не хочется шаг назад делать, снижать планку.


Не снижать планку мы будем вместе с девушками: уже 18 января в 18:00 в их студии Soundcheck (ул. Марата, д. 8) состоится моя лекция «Интервью как способ продвижения». Приходите!


Фотографии и видео со страниц социальных сетей героев интервью

Дорогие читатели, друзья! Вы можете поддержать дальнейшее развитие сайта, переведя любую доступную вам сумму с вашей банковской карты или из кошелька Яндекс.Деньги (для выбора способа перевода нажмите соответствующую кнопку рядом с полем "Сумма"). Комиссия не взимается! Все поступившие деньги будут направлены на то, чтобы сделать контент сайта ещё более интересным и разнообразным.