«Только ветер в рюкзаке». Kira Winter о сказочной жизни в ветреном городе | Darykova.Ru

«Только ветер в рюкзаке». Kira Winter о сказочной жизни в ветреном городе

Рубрики:
Музыка в городе У.
Подпишитесь на обновления:
Instagram | Facebook | ВКонтакте



Сегодня Кире исполняется 20 лет. В честь этого события мы публикуем первое в её карьере подробное интервью о её творчестве, а наш фотограф Михаил Шнейдер подарил девушке фотосессию. Поздравления певице можно оставить в её ВК-паблике.

Нам очень нравится то, как Кира быстро и ненавязчиво вошла в музыкальную жизнь Ульяновска. Без лишнего пафоса, не выпендриваясь, всего за год девушка отыграла десятки концертов на самых разных площадках, приняла участие в значимых местных фестивалях и стала неотъемлемой частью музыкального ландшафта города.

Мы поговорили с Кирой о её творчестве (не только музыкальном), участии в спектаклях театра Absurdus, мечтах, планах и даже о компьютерных играх.

Михаил Камалеев: На твоих страницах в соцсетях написано «пою сказки». Откуда это пошло? Это какие-то детские увлечения сказками или уже осознанный взрослый интерес?

— Да, есть такое. Я очень часто вспоминаю детство. Я родилась в сельской местности, очень долгое время жила в атмосфере максимальной естественности — лес, свои продукты, свежий воздух, небольшое хозяйство. Когда я была маленькая, мама и бабушка очень много читали мне сказки. Самые разные.

Михаил Камалеев: Какие любимые были тогда, и остались ли они любимыми сейчас?

— Если честно, не могу выбрать любимую. Мне очень нравятся русские сказки. Мои дедушка с бабушкой и мама долгое время жили в Казахстане, поэтому оттуда перешли ещё и казахские сказки. Они интересны и разнообразны, но я не могу назвать ни одной, которую я могла бы точно вспомнить. Ближе всё-таки русский фольклор. Очень нравятся, например, сказки про молодильные яблочки и про Жар-птицу. Мне нравятся сказки, в которых добро побеждает зло, те, в которых главный герой, несмотря на своё прозвище (Иван-дурак) оказывается очень проворным и способным и добивается своего. В детстве очень любила Пушкина, часто мне читали его перед сном, и я буквально знала многое наизусть.

Михаил Камалеев: Ты учишься на инфаке. Почему не поёшь на английском, например?

— На английском я пою только каверы. Есть большое желание написать несколько собственных песен на английском, но пока я не очень уверена в собственных знаниях. Но одна из целей моего обучения – это как раз изучение языка до такого уровня, который позволит мне свободно мыслить и излагать свои мысли в песенной форме.

МК: Летом и осенью был фестиваль «Белый шум», в котором ты участвовала. Ты приехала в родной посёлок как исполнительница. Какие впечатления были от поездки туда в таком качестве?

— Я испытывала сильное чувство ностальгии, потому что фестиваль проходил в той самой начальной школе, где я училась с 3 класса. Просто ходила по коридорам школы и вспоминала разное. Ещё забавно, что мы даже обедали в том классе, где я училась. Приятно, конечно, было снова оказаться дома.

МК: Музыкой занималась в детстве?

— Почти. Когда я была маленькой, я часто пела перед зеркалом и притворялась, что я пою для тысячи людей вокруг. Мама это заметила, и когда я пошла в 3 класс, она записала меня в музыкальный кружок. Мы не изучали нотную грамоту, не играли на инструментах — просто пели. Потом три года я училась в музыкальной школе, хотя курс эстрадного вокала длится пять лет. Но мне пришлось закончить его за три года, поскольку я уже училась в старших классах. Подготовка к экзаменам и в обычной школе, и в музыкальной — довольно сложное дело, но в итоге я справилась и с тем, и с тем.

МК: Откуда взялся интерес к игре на укулеле? Что с этим инструментом связано?

— Я впервые увидела этот инструмент у моего парня. «Ой, какая прелесть! Маленькая гитарка!» – начала её трогать, смотреть и он решил мне в итоге её подарить. Какое-то время я училась играть сама, даже пыталась делать каверы, а потом она сломалась неожиданно. Я купила новое и уже тогда начала задумываться, почему бы не написать какие-то свои песни. Ничего не получалось, вдохновения не было. Но потом, в прошлом году, состоялась музыкальная конференция в Records, на Культурном форуме, я там познакомилась с Сашей Мишиным и многими другими музыкантами. После конференции меня пригласили выступить на разогреве на презентации первого альбома Фламинго. Я играла там исключительно каверы. Придя домой, я поняла, что настал момент делать что-то своё. И буквально на следующий день написала свою первую песню — “Осень”.

Дарья Рыкова: Я всегда всем музыкантам задаю один и тот же вопрос: для какой аудитории ты можешь играть? Для двух-трёх человек, для сотни, для стадиона?

— Мне такой вопрос задают в первый раз. Если говорить про количество, то я уверена, что я не стадионный исполнитель. Это такая ламповая атмосфера, камерность. Мне кажется, я пишу для ограниченного круга лиц. Ну максимум концерт на 100-200 человек, не могу представить больше. Когда на меня смотрят много людей, я нервничаю. Когда людей немного, это даже как-то интереснее. Я вижу зрителей, с ними можно познакомиться, узнать получше. Самое главное – искренность и честность, моя и аудитории. Для меня чрезвычайно важен эмоциональный контакт. Мне хочется пробудить в людях что-то такое, ностальгическое, забытое детское, разбудить воображение, фантазию. Хочется поделиться своими душевными переживаниями, мечтами, желаниями.

Дарья Рыкова: Как дети твоё творчество воспринимают?

— Дети воспринимают прекрасно. Когда мы ездили в Инзу, там было много таких девочек, в первую очередь. Многие подходили, говорили, что вспомнили сказки, делились своими впечатлениями и мыслями. В основном, отзывы были положительными. У меня есть братик и сестрёнка, 4 года и 10 лет, им тоже нравится. Мама говорит, что мои песни похожи на саундтрек из мультфильма, часто говорит, что как только слышит мои песни, сразу видит в голове чёткие и яркие образы. Возможно, поэтому дети так и воспринимают эту музыку. Как ни странно, меня очень хорошо воспринимает и более старшее поколение, привлекаю внимание молодых людей. Возможно, потому что эти песни схожи с саундтреками к их любимым играм типа The Elder Scrolls или «Ведьмак».

Дарья Рыкова: Ты старший ребёнок в семье. Чувствуешь свою ответственность перед младшими?

— Да. Можно сказать, я являюсь примером для них — я учусь в университете, я хожу в театр, я играю музыку, занимаюсь разной активностью. Есть груз ответственности. В последнее время я редко приезжаю домой, много разных дел, но я очень по ним скучаю.

МК: У меня сложилось впечатление, что за какое-то небольшое время в Ульяновске появились или стали активными довольно много групп, проектов либо с девичьим вокалом, либо вообще состоящих исключительно из девушек – Фламинго, «Мариэль», «Незавтра», Dmtrvna, «Коти»…

— Да, у нас есть такая девичья «коммуна» (смеётся).

МК: Вы общаетесь между собой?

— Если честно, мы пересекаемся только на концертах, что очень жаль. Мне бы хотелось узнать девочек получше. Учитывая, что многие из них учатся в педуниверситете, даже немного гордость берёт. Но, к сожалению, мы встречаемся только на каких-то площадках.

ДР: Конкуренции какой-то нет между вами?

— Нет. Есть общее понятие такое – «ламповость», которое нас объединяет. Но я не вижу смысла с кем-то конкурировать, потому что у каждого музыканта свой взгляд на жизнь, свои темы, своя манера. Я с радостью сообщаю своим подписчикам в соцсетях о том, что у моих друзей вышел альбом или будет концерт, поддерживаю музыкантов Ульяновска таким образом.

ДР: Педагогическую деятельность планируешь продолжать после окончания университета?

— Нет. Я не педагог, я переводчик. Когда я выйду из университета, я буду специалистом по переводу. В принципе, я не против продолжать деятельность, связанную с английским языком, а педагогическую – нет.

ДР: Переводы могут быть разные. Есть бумажный перевод, когда ты сидишь и переводишь тексты, а есть синхронисты, которые сопровождают мероприятия и т.д.

— Пока что я с этим не определилась. Скорее всего, мне близок письменный перевод. Возможно, перевод поэзии. Сейчас редко кто этим занимается, мне кажется, это очень интересная тема. Лично мне не нравится офисная работа, мне не нравится сидеть по восемь часов в день на одном месте, как-то залипать в экран компьютера. Хочу свободу передвижения, гибкий график. Хочу путешествовать.

МК: Путешествовать куда? Маршрут приблизительный.

— Начать с Европы, а дальше как пойдёт. Хотелось бы посетить Америку, страны Востока. Я люблю горные местности, оттуда происходит очень много красивых сказок.

ДР: Что останавливает? Финансовые сложности?

— Да, в первую очередь. И небольшой языковой барьер всё-таки. А так, в принципе, больше ничего.

МК: Про занятость твою. Ты где-то работаешь?

— Нет. Я человек творческий, между учёбой, концертами, театром очень сложно выкроить время для работы.

МК: Ты участвуешь в спектаклях театра Absurdus. Расскажи немного про твои впечатления, про «кухню», про репетиционные вещи.

— Мы репетируем обычно в субботу и понедельник, в последнее время стали по воскресеньям собираться. Мы приходим, либо разбираем текст, либо делаем какие-то тренинги, либо репетируем. В целом, мне очень нравится атмосфера в театре, у нас есть очень талантливые ребята. Нас стало так много, что я даже немножечко теряюсь. Первое время мне было тяжело приспособиться, потому что я немного замкнутый человек в плане перехода в новый коллектив. В университете я поняла, что я не везде подхожу, у меня довольно сложный характер и иногда люди меня просто не выносят, бывает такое. Не всем людям можно понравиться.

МК: Что такое тренинги на репетициях в театре?

— Тренинги заключаются в том, что мы привыкаем друг к другу, находим общий язык. Мы раскрываем силу своего голоса, потому что зачастую в театре актёру приходится работать без микрофона. Мы работаем со своими потаёнными страхами, выплёскиваем эмоции. Театр для меня – это такая отдушина, потому что там я чувствую себя свободной в выражении эмоций. Я их могу выразить с помощью крика, пения, телодвижений. Именно эти тренинги позволяют раскрыться как личности и не бояться сцены в дальнейшем. Не бояться контактировать с людьми, с партнёрами по сцене. Конечно, мы друг друга лучше узнаём, у нас возникают межличностные и межгрупповые связи. Это очень сильно сплачивает нас. Мы становимся единым организмом.

ДР: Я как-то была у вас на репетиции. Мне показалось, что Паша Солдатов достаточно жёсткий руководитель.

— Да, он жёсткий. Но он говорит очень правильные вещи всегда. И здесь мой характер проявляется своеобразно… Паша часто называет меня буйной из-за моей вспыльчивости. Порой из-за каких-то жизненных трудностей я не могу держать себя в руках, и в итоге срываюсь на коллег. Естественно, после такого я как можно скорее извиняюсь — я не хочу никого обижать.

МК: Несколько человек говорили мне, что Absurdus – это театр одного актёра. Соответственно, это Паша, а остальные – это «мебель», которую можно переставлять и заменять, как ему вздумается. Это так, если изнутри смотреть?

— Всё-таки, нет. Возможно, со стороны это выглядит так, но когда мы репетируем, Паша очень серьёзно и прямолинейно работает над персонажами, над всем нами, выделяет своё время, тратит себя на то, чтобы каждый мог хорошо отыграть. Я считаю, что любая роль должна быть отыграна осознанно. Даже если кто-то играет, например, дерево, должен стать этим деревом настолько, что когда зритель будет смотреть на сцену, он будет думать: «Это дерево», а не «Это человек, который играет дерево». Быть одновременно актёром и режиссёром сложно до безумия. Я вижу, как он выматывается во время репетиций, тем более, что сейчас у нас прибавилось очень много людей, нас около 20. Всех надо как-то всех вместить, занять, переставить, и при этом всем угодить и никого не обидеть. Это действительно большой труд.

Фото: Алексей Шлык

МК: Какие впечатления для тебя как музыканта от музыкальной конференции, что-то полезное или наоборот?

— В целом, для меня как для музыканта-любителя, это очень полезная вещь – послушать людей, которые варятся в музыкальной сфере. Мне нравится идея этой конференции, поскольку музыканты могут собраться вместе как люди, которые не равнодушны к тому, чем они занимаются. Насчёт изменений… Не знаю, пока что мне всё нравится, спикеры, которых приглашают, темы лекций. В этом году мне было очень интересно послушать про авторские права, это очень важная тема для меня. Были другие интересные спикеры, например, Оксана Бода (продюсер, промоутер из Ижевска — прим. ред.). Благодаря ей, кстати, я с Сашей Мишиным познакомилась в прошлом году. Во время своего выступления она сказала: «Ребята, вот есть пост в ВК-группе конференции. Под ним пишите, кто вы такие, откуда, чем занимаетесь». Я написала. Буквально через пару секунд Саша мне пишет сообщение: «Пошли выйдем». В общем, так и познакомились.

МК: Как тебе работается с Мишиным, кстати?

— Прекрасно работается. Это очень милый, харизматичный человек, с которым очень легко. Никогда не испытывала трудностей, когда приходила в студию, он всегда пытается мне помочь, всегда прислушивается к моим желаниям относительно музыки. Ещё он очень трудолюбивый человек, я бы столько не смогла просидеть на одном месте за одним занятием. Я очень поражаюсь его упорству и его фанатичному увлечению своей работой. Невероятно талантливый человек. Иногда во время записи у него в голове возникает какая-то идея, он сразу же бежит её исполнять. Я сижу и вообще не понимаю, что происходит, что за странные звуки он издаёт, а потом оказывается, что всё это очень нужно и очень круто. Таких людей надо ценить.

МК: Песни на альбоме по звучанию будут сильно отличаться от того, как ты играешь их сейчас живьём?

— Те же самые песни станут более разнообразными. Добавится много инструментов, эффектов, всё будет более насыщенно.

МК: Таня Фламинго за год между двумя своими альбомами сама освоила всякие программы для записи и сведения, прочие премудрости. Теперь она по-настоящему независимый артист в плане создания музыки. У тебя не возникало таких мыслей или тебе нужны помощники?

— Если честно, такие мысли были и есть. Взять программу, освоить, но, к сожалению, на это нет времени совершенно. И ещё я смотрю на то, как Саша работает… Когда я пришла в студию, я поняла одно — что более чем за 10 лет занятия музыкой я понятия не имею, что такое музыка. Я смотрю, как он быстро раскидывает: это сюда, это туда, то-то и то-то, на экране вылезает десять окон, я не успеваю ничего сообразить. Для меня всё это непривычно и необычно, как можно так быстро работать в этих сложнейших программах. Хотя, может быть, когда-нибудь я и сама освоюсь. Чуть-чуть я начала уже понимать, но до полного овладения мне ещё топать и топать.

МК: С кем из ульяновских и не ульяновских музыкантов ты бы хотела записать дуэт?

— С «Акустическими мыслями» мы уже договорились когда-нибудь сделать фит. Пока не знаю когда, мы все очень заняты, но идея такая есть. Я бы хотела поджемить с Leo Somna, у него очень атмосферная шаманская музыка, тоже сказочная, а мне эта тема очень нравится. В последнее время я часто участвую в перфомансах Паши Солдатова, это не совсем музыкальная тема, но мне очень приятно с ним работать дуэтом — мы хорошо срабатываемся. А из не ульяновских мне, наверное, по духу ближе всех «Элли на маковом поле» и PolnaLyubvi. Мне их музыка очень нравится. Ещё очень нравится группа «Сколот», очень вдохновляют.

МК: Какие-то музыкальные ориентиры твои? Даже, может быть, не столько в плане музыки, а образа, поведения на сцене, общения с публикой, внешнего вида и т.д.

— Меня очень сильно впечатляют Shortparis, их перфомансы. Это целое театральное представление с использованием музыки, света, внешнего образа, эффектов различных. Это очень красиво. В музыкальном плане в последнее время я ориентируюсь на группу Wardruna – это такой норвежский фолк, непередаваемая атмосфера от прослушивания. Очень многие говорят, что я похожа на «Мельницу», «Сколот» ещё на кого-то, но я всё-таки стараюсь найти собственный стиль, собственное звучание, не подражать кому-то сознательно.

Вообще, я могу слушать любую музыку – иногда тянет включить Меладзе или Розенбаума, иногда хочется поорать под какой-нибудь хэви-метал. Слушаю электронную музыку типа Gessafelstein, чтобы голову разрядить. Я не могу без музыки, она влилась в мою жизнь, и весьма естественно. Утром слушаю что-нибудь бодренькое, в университете почти не слушаю — некогда, а когда работаю над домашним заданием — слушаю либо lo-fi или музыку из таверн Азерота, это саундтрек к игре World of Warcraft. Много всего…

Фото: Алексей Шлык

МК: Ты уже думала или с кем-то советовалась по поводу того, как заниматься продвижением будущего альбома?

— Мы разговаривали с Сашей на эту тему, но пока альбом пишется, мы заняты исключительно записью. Когда дело дойдёт до его выпуска, мы займёмся этим вопросом подробнее.

МК: Давай про другие формы творчества… Музыка, театр – это уже понятно. Может быть, ты втайне пишешь картины? Может быть, хочешь снимать кино? Что тебя привлекает ещё?

— Я бы хотела сняться в кино. Мне очень нравится актёрское мастерство. Хотела бы сняться в кино, даже в какой-то второстепенной роли, в массовке, но было бы очень забавно. Иногда задумываюсь о том, что было бы очень здорово, если бы мою музыку использовали в каком-нибудь мультфильме/фильме, или чтобы я была актёром озвучки. В свободное время я частенько рисую. Одно время я ходила в художественную школу. Недолго, для разнообразия, для общего развития. Мне очень нравится рисовать акварелью. Ещё один интересный факт обо мне: я рисую сны. Я вижу очень яркие, эмоциональные сны, иногда путаю их с реальностью. Часто возникают такие красивые образы, что мне не терпится взять кисть и их зарисовать. Когда мне нужно увидеть что-то такое красивое, вдохновение поискать, я просто перелистываю свои зарисовки, потихонечку появляются идеи. Из других хобби – компьютерные игры. Люблю иногда вечером посидеть, поиграть. Тоже один из способов убежать из реальности. Мне нравятся игры с сюжетом, красивой картинкой. Люблю выполнять всякие квесты. Нравится жанр point-and-click. Люблю головоломки. Эти игры так же являются для меня своеобразным источником вдохновения. Считаю, что компьютерные игры уже давно стали отдельным видом искусства. Одни из моих любимых: Oriand the Blind Forest, серии игр The Elder Scrolls, Yaga (просто потрясный саундтрек), Owlboy, Undertale и многие другие.

МК: Какие мероприятия в городе ты посещаешь? Выставки, концерты, лекции, что-то ещё…

— Когда я переехала в Ульяновск, для меня всё началось с мероприятий Паши Солдатова. Мне очень нравятся музыкальные фестивали, нравятся вечера поэзии, выставки, всё, что связано с искусством. Я не очень люблю лектории, хотя иногда появляются интересные для меня лекции. В целом, я хожу на всякие события, связанные с музыкой, театром, поэзией.

У меня была мечта перед тем, как поступить в педагогический университет, — когда я выучу хорошо язык, заработаю много денег, напишу песни, сделаю альбом, запишу, кстати, песни на другом языке, и уеду путешествовать, буду дарить музыку по всему миру. Ещё мне хочется собирать сказки не только русские, но и других народов мира, какие-то семейные сказки, чтобы их можно было переделать в песни и снова возродить традицию передавать сказки из уст в уста.

Фото Михаила Шнейдера и Алексея Шлыка

Дорогие читатели, друзья! Вы можете поддержать дальнейшее развитие сайта, переведя любую доступную вам сумму с вашей банковской карты или из кошелька Яндекс.Деньги (для выбора способа перевода нажмите соответствующую кнопку рядом с полем "Сумма"). Комиссия не взимается! Все поступившие деньги будут направлены на то, чтобы сделать контент сайта ещё более интересным и разнообразным.